Часто моего сына спрашивают: «Ты ходишь в садик?», и запинка с нашей стороны вызывает интерес окружающих. Затем следуют мои оправдания. Особо досужие вступают в полемику, приводят одинаковые доводы: а) он же должен общаться; б) он должен получать знания. Должен, что тут возразишь. И я киваю.

На третий день садиковской жизни, когда я передала Даню воспитателю, он как-то открыл щеколду беседки, пролез между ног (!) у дежурившей нянечки, пробежал метров двести до ворот, проскочив мимо двух воспитателей, и был пойман за шкирку охранником на выходе. Я успела только выйти за ограду. Он бился и орал «Мамааа!», когда трое взрослых еле держали его и тащили от меня. Он выворачивался от них просто нечеловечески. Откуда у него такая сила? Я не знаю. У меня её не было. Тогда я просто наматывала сопли на кулак и чувствовала, что меня тянут по лезвиям. Нянечка тогда прикрикнула на меня: «Чего стоишь? Уходи быстрее, чтоб он тебя не видел!».

Я глупая и слабая мать, но только у других мам другие дети

На следующий день она же поучала меня, что долгие проводы – лишние слезы. И добавила невзначай, что «дети манипулируют мамами, такими, как ты. Надо показать, кто главный». Я глупая и слабая мать, но только у других мам другие дети. Я вышла за ворота и обошла сад вокруг, там кованые ворота везде, нашла их беседку и трусливо спряталась за деревом. Там я стояла два с половиной часа – пока они гуляли. Позорные два с половиной часа… Но мои часы не были так плохи, как его. Даниила не били, не обижали, его вообще не трогали. Остальные дети были, кажется, в норме. Но он, обычно такой подвижный, просидел на лавочке эти часы — просто впал в ступор.

«Мой сын Даниил»

Дома к вечеру он, конечно, затем пературил. Потом ещё раз заболел гриппом с осложнениями на неврологию. И ещё раз — появилась проблема аденоидов, ночью он переставал дышать на долгие секунды. Больше он в сад не ходил. Я около года вытаскивала его из болезней, долечивала. Прошло два года, больше он не болел ни разу, ничем. Дайте постучать по чему-нибудь. Например, по головам тех, кто говорил, что надо переболеть всеми болезнями в детстве. От болезней не здоровеют.

Я спрашиваю Даню: «Почему ты не хочешь ходить в сад?» Он говорит, что там невкусные гречневые хлопья. Дроблёная гречка вместо обычной, которую он любит. Вот и вся причина. Хлопья, чёртовы хлопья, Карл!

«Даня не смог ходить в детский сад - постоянно болел»

Я знаю, дело не в ней, а в том, что он чувствовал, что там он никому не нужен, а он эгоист. Потому что я хочу, чтобы он был эгоистом с запросами к жизни. А это был обычный муниципальный сад. Сейчас он ходит дважды в неделю на подготовку к школе и занимается с соседкой-пенсионеркой-педагогом по программе первого класса. Участвовать в праздниках он ходит в развивающий центр. Каждый день во дворе он общается, хоть и не очень много. Пошёл на спорт, там есть первая любовь – Марина, она борет всех, она – «Танк». И Аркаша – друг с нелицеприятным прозвищем «Ссыкун». Даня его защищает.

Мне пришлось пожертвовать работой на полный день, но на редкие съёмки он ходит со мной. Кадровичка даёт ему «Мишку на Севере» и почему-то кисель, он завёл в офисе свою кружку и снимается в рекламе, которую я делаю. Точнее, делала, потому что сейчас я опять в декрете, и мне придётся искать выходы снова. И да, я бы хотела отдать ребёнка в сад, быть свободной, но я не смогу предать.

«В ожидании дочки»

#детскийсад #детскийад #Даниил #мамадура #верючтоправа #садоннедлявсех

Вы можете задать вопросы автору статьи в комментариях.

Эта статья может быть интересна твоим друзьям? Поделись ссылкой в своих соцсетях: