Ирина Гаврилова, победитель национальной премии блогеров Рунета NEFORUM AWARDS 2016 в категории «Лучший блог о детях», мама четырёх малышей-погодок, в том числе особенной девочки Маши, рассказала Лаки Чайлд о том, как ей удаётся справляться с ролью многодетной матери, работать и быть интересной сотням тысяч читателям.

– Ирина, в конце прошлого года вы в составе делегации российских блогеров представляли нашу страну на парижской международной конференции EFluent5, организованной журналом Parole De Mamans. Расскажите подробнее о мероприятии и ваших впечатлениях.

– Для меня это была интересная и познавательная поездка. Во-первых, это почётно и приятно – представлять свою страну в качестве блогера. Это ведь означает, что моя деятельность – со всеми заметками и фотографиями – нужна, оценена по достоинству. Конференции уже пятый год, но впервые к участию было приглашено мировое интернет-сообщество, а не только французы. Среди участников – популярные блогеры, издательские дома, крупные бренды. Организаторы старались привлечь от каждой страны небольшую делегацию, но чтобы каждый участник был со своей «изюминкой». Я была представлена не только, как многодетная мама, но и мама особенного ребёнка.

Насыщенная программа: мастер-классы от различных издательских домов и французских производителей товаров, обмен опытом. Интересно было узнать о том, чем отличается блогерство у нас и за рубежом. Например, в России блогер – это, скорее, про соцсети. А там у каждого блогера свой персональный сайт, люди специально туда заходят, чтобы почитать свежие статьи. Ну, а масштабы - это наш бонус – в российской делегации минимальная аудитория у каждого участника 100 тысяч. А во Франции если пять тысяч подписчиков — уже  считается крупный блогер.

Самым интересным лично для меня стало приятное неформальное знакомство с другими участниками. Немного не хватило времени, чтобы перезнакомиться со всеми делегациями – ну что поделать, жадные мы до общения!

– Ещё несколько лет назад блогерство не воспринималось в России всерьёз, а сейчас некоторые относят это к отдельной профессии. Чем отличается блогер от журналиста, по вашему мнению?

– Трудно сказать. Для кого-то это – профессия. Для меня ведение личной странички – это, скорее, возможность быть услышанной большим количеством людей. Да, безусловно это приносит мне какие-то бонусы, тем не менее я не воспринимаю это как профессию. В моём понимании профессия – это то, чем ты хочешь заниматься и что хочешь развивать и через пять-десять лет. Поскольку блогосфера пока новый вид передачи информации и коммуникации, у меня нет понимания, что дальше будет происходить с этой сферой. Аудитория моего блога сравнима с аудиторией небольшого СМИ, и это определённая ответственность. И мне хочется заниматься этим, развиваться и делать всё качественно. Но отнести это полноценно к своей профессии – я пока не могу. Поэтому помимо того, что я пишу свои заметки, я веду пару проектов в социальной сфере. Как раз для своей реализации. Работаю онлайн, и это позволяет мне быть с детьми.

– А как вы пришли на просторы социальных сетей? С чего всё началось?

– Я воспринимаю свой инстаграм как средство коммуникации. Мой блог – это не просто площадка для того, чтобы рассказать о каких-то бытовых вещах, красиво себя преподнести, порекламировать товары и получить за это деньги. Он несёт социальную нагрузку. Я создавала страницу для того, чтобы рассказать как можно бОльшему количеству людей, что иметь ребёнка с особенностями – это не страшно. Мне хотелось дать как можно больше информации, чтобы, когда моя Машенька пойдет в садик и школу, уже многие имели представление о людях с синдромом Дауна, о том, что нет в этом ничего запредельного и уж тем более опасного.

Когда родилась Маша, и в роддоме мне сказали о предполагаемом диагнозе, это повергло в шок. Когда у родителей появляется особенный малыш, возникает куча вопросов к себе и к Богу, охватывает ужас, ведь кажется, что ваши ожидания — родить здорового ребёнка и счастливыми отправиться домой — не оправдались. В моём случае это было похоже на полную эмоциональную, моральную смерть. Тогда я думала – всё, жизнь кончена. Теперь я буду жить в больницах, всю жизнь страдать, я вряд ли смогу когда-нибудь улыбнуться. Я сидела и пыталась понять, кого я родила, но нигде – ни в соцсетях, ни в кино, ни в любом открытом источнике – не могла найти достойной информации про особенных детей, за исключением родительских форумов. Как бы мне помогло, если бы я тогда могла зайти в инстаграм на страницу семьи, в которой растёт особенный малыш, и увидеть, что вот живёт семья, радуется, путешествует! Это было бы самой лучшей поддержкой.

Ниточкой, которая вытянула меня и помогла воскреснуть, стало интервью Эвелины Блёданс и её мужа, которые рассказали про своего сына. Он на три месяца старше моей Маши. В течение трёх месяцев они никому не говорили о ребёнке, видимо, сами проживали этот момент. А потом они стали рассказывать о диагнозе сына, отвечать на вопросы. Что врезалось в память: они улыбались! Для меня это стало спасением. Я подумала, неужели пройдёт три месяца, и я тоже смогу улыбаться? И действительно — прошло время, и мрак стал рассеиваться.

Так что моя страничка началась с моей потребности приоткрыть завесу, скрывающую жизнь семьи с особенным малышом. Сказать всем: эй, ребята, вот они мы, ничего ужасного не произошло. Ребёнок прекрасный, великолепный, абсолютно адекватный!

Сначала я показывала Машу в соцсетях, но не говорила о её диагнозе – не была готова к этому. Я видела на странице у Эвелины разные реакции и понимала, что может быть негатив. Я восхищалась её силой – выносить это ужасное: «А, сами виноваты, рожаете уродов!». Когда ты внутри этой ситуации, воспринимаешь всё по-другому.

Прошло около пяти месяцев, когда я рассказала в инстаграме о том, что у Маши есть особенность, и я собираюсь об этом писать. Некоторые из тех, кто уже видел её фото, говорили: «Такая красивая малышка, как ты можешь так о ней говорить?!». В целом я встретила поддержку.

Конечно, были (и есть) такие, кто отписывается от моего блога, узнав о диагнозе Маши. Есть у нас такая особенность, не знаю уж, откуда пришедшая, говорить что-то типа «Не смотри на него, он не такой, как все», словно это заразно. Мне периодически писали о том, что не хотят видеть в своей ленте ребёнка с особенностями. Негатив изредка встречается, но в небольших количествах. Я давно сделала вывод: наше общество – не такое больное, как мы о нем говорим. Адекватных людей гораздо больше.

– Вы – мама четырёх детей-погодок, причем они все маленькие. Какие у вас есть хитрости, лайфхаки, облегчающие быт и распорядок дня, чтобы всё успевать? Каковы трудности и радости многодетной матери?

– Я – человек активный. Когда я с детьми дома, у меня только одна трудность – это бардак. Делая фото в инстаграм, я ещё могу убрать из кадра кучу вещей, но когда приходят гости, сразу видно – я не справляюсь с поддержанием порядка. Да, с маленькими детьми определённый хаос неизбежен, но бардак и моя неспособность с ним расправиться иногда загоняет меня в отчаяние. А остальное – это вообще не трудности, а сплошные радости. Наверное, не все в это могут поверить. Кто-то сочтёт, что я вижу жизнь в розовом свете, может быть. Да, бывает, я устаю от детей к вечеру – ну бывает. Но за ночь я эмоционально восстанавливаюсь. Я не встаю утром со злостью или усталостью.

А что касается лайфхаков – их нет. Скорее, у меня просто спокойное отношение к жизненным обстоятельствам, например, режиму или тому, что что-то может пойти не совсем по плану. Я не могу назвать это лайфхаком – не думаю, что я такая супермама, что имею право давать советы.

Всё просто — дети чувствуют, когда мама спокойна, и сами вечером не капризничают. Я не истерю, что они не поспали – и они не истерят. Главное, чтобы поспал самый младший – ему же ещё и года нет, для него это обязательно. А остальные малыши не поспали – ну значит, пораньше ляжем. Не получилось — ну и ладно.

Причём режим у нас есть. Он не жёсткий – скорее, это представление о том, что мы будем делать. Что касается еды: если один ребёнок просит кускус, а другие – гречку, мне нетрудно приготовить обе каши. Я предпочитаю простую еду – не готовлю каннеллони под сливочным соусом. Мой максимум кулинарных усилий – я сама делаю сама соус песто. А так – каши, картошка на пару, какие-то простые полезные блюда. У моих детей разные вкусы, например, один, условно, – вегетарианец, а другой – мясоед. Я не настаиваю ни в одном случае, ведь вижу, что дети крепкие и здоровые.

Когда у меня был только один ребёнок, я сильно старалась, чтобы всё шло точно по плану. Например, в 9 часов по расписанию – массаж. И даже если у меня были гости, я в гостиной стелила на столик пелёнку, делала массаж, потом несла малыша купаться. А ведь жёсткое соблюдение принципов отнимает массу жизненной энергии, ты всё время думаешь: достаточно ли ты хорошая мать, всё ли ты сделала, что должна. Получается день сурка, загнанность мамашки.

Сейчас у меня нет таких правил. Ну не сделала я массаж – не смертельно. Но как совет такое отношение подходит не всем. Насильно вытащить из этого напряженного состояния – «я должна всё сделать правильно, по расписанию и целиком» – невозможно. Бывало, что я говорила мамам всего одного малыша, при этом затюканным бытом, что-то типа: «Не парься, не стоит придавать этому такое значение», потом узнавала о себе, что, оказывается, я детьми не занимаюсь. То есть они воспринимали меня таким асоциальным элементом.

Наш остеопат говорит мне: «Не дави на ребенка. Когда созреет, сам всё сделает». Думаю, к взрослым, и к особенно мамам малышей, это тоже относится. Никого не нужно дрессировать насильно. Совет про расслабленное отношение не годится в качестве лайфхака для всех. Какая-то мама и так расслаблена донельзя – и для неё «относиться к ребёнку расслабленно» будет означать, что его можно оставить спать в машине, пока она сидит в салоне красоты.

– Поговорим о стиле. Как вы выбираете одежду для детей? Знакомы ли вы с одеждой «Лаки Чайлд»? Как вы считаете, вкус и умение одеваться можно ли выработать с детства?

– Умение одеваться, как мне кажется, – это, скорее, внутреннее чутьё, но как оно появляется… Вырабатывается родителями или берётся изнутри? Сложный вопрос. Возьмем архитектора Антонио Гауди – это не про одежду, конечно, но про представление о красоте. То, что было в нём, не могли воспитать никакие родители, это что-то божественное. Думаю, вкус – это, скорее, какой-то пазл, который складывается и из того, что заложено в ребёнке, и от влияния среды, в которой он растёт, и от того, что он видит.

Я знакома с брендом «Лаки Чайлд», и как раз за стиль его и ценю. Частенько вещи от российских производителей отличаются отсутствием вкуса – какие-нибудь зелёные мишки в принтах. А «Лаки Чайлд» идёт в ногу со всеми мировыми тенденциями. Классные принты, отличное сочетание цветов. У дизайнеров марки – свой оригинальный вкус и чувство юмора.

– Есть ли у вас какие-то семейные традиции?

– Конечно, как и в каждой семье. Их очень много, все и не перечислить. Вроде лепки пельменей у бабушки или рассказов о Рождестве зимними вечерами. А на Николу Зимнего – первые подарки под ёлкой. Посадка новых деревьев в майские праздники. Мы – обычная семья, каждый день наполнен мелочами и ритуалами, которые со временем складываются в традиции и семейные ценности.



Фото: neigrushki
Ярослав Клоос