Утром я проснулся от того, что на меня кто-то смотрит. Приоткрыв один глаз, я увидел сына, сидящего на краю кровати, не издающего ни звука, чтобы случайно не разбудить меня, и пристально смотрящего мне в лицо.

Он заметил, что я не сплю, улыбнулся и похлопал меня по щеке. Я потрепал его по волосам, обнял и поцеловал.

– Доброе утро, сынок! Ты уже проснулся, молодец, сейчас пойдём варить кашу.

Я лениво поднялся с кровати, за окном было ещё темно. Сын спрыгнул с кровати и засеменил следом мной в сторону ванной.

Мы вместе умылись, почистили зубы и пошли на кухню готовить утреннюю овсяную кашу.

Как мы её готовим? Да всё просто. На две порции – полстакана воды, четверть чайной ложки соли, две чайных ложки сахара, полстакана хлопьев в кипящую воду, а потом чуть больше половины того же стакана молока. И через некоторое время каша готова.

Мой помощник всегда пристально смотрит на процесс приготовления. Ему нравится просто наблюдать. Иногда он берёт ложку, которой я мешаю кашу, облизывает её и смотрит на мою реакцию, улыбаясь в свои шестнадцать зубов. А потом ждёт, когда я снова ею помешаю, чтобы снова облизать. Это как ритуал.

Я проговариваю все свои действия, которые выполняю:

– Смотри, сейчас мы насыпем в воду соль. Ого, смотри, как вода сильно забурлила!

Он любит восклицания. Глаза становятся ярче.



Мне кажется, что ему нравится проводить время со мной. Он знает, что мама – это любовь, а папа – это папа. Он строгий, и он любит своего сына. Иначе папа не говорил бы об этом так часто.

Мы ели кашу. Иногда Лукаша залезал в мою тарелку и с хитрым взглядом тащил себе в рот кашу. Но после этого всегда набирал ложку у себя и предлагал мне. А потом мыли посуду. Вместе.

– Сегодня мы с тобой вместе будем весь день, здорово? Чем займёмся, сынок?

Он протянул руки вверх, это означало одно: скорее бери меня на руки и носи везде, повсюду, можешь бегать, мне это тоже нравится, сажай на шею, скачи быстрее, выше!

– Ты моя ручная обезьянка, – сказал я и потянул его за обе руки вверх.



Пока мы не можем ходить гулять из-за болезни. И из-за дождя. Обычная простуда, ничего страшного. Но пока лучше побыть дома.

Последнее время наше любимое занятие – это чтение книг. У нас их не так много, но они все очень тёплые и душевные, про любовь и дружбу.

Лу взял меня за руку и повёл к дивану. Жестом он указал, где я должен сесть. Маленький командир! Сам залез мне под руку и положил голову на грудь. Мы всегда начинаем читать одну и ту же книгу – про дружбу. Когда я только подарил Лу эту книгу, мы не могли осилить и одной страницы. Интерес пропадал, ему хотелось только листать. Сейчас мы легко её дочитываем до конца. Терпеливо. Он повернулся и поцеловал меня в щёку.

Это самое высокое одобрение, самая крепкая дружба, то, о чем мы читаем и чему учимся с самого рождения.

На протяжении всего дня мы играли, читали, ели, спали, снова играли.

А вечером у нас традиционные водные процедуры. С игрушками, улыбками и смехом. Это самое ценное во взаимоотношениях.



Знаете, к чему я это всё пишу? К тому, что самая прочная связь между ребёнком и отцом может сформироваться только в общении. Их дружба – наша дружба – формируется и вчера, и сегодня, и завтра. Очень сложно, мне кажется, начинать с этапа «завтра», минуя «вчера» и «сегодня».

Уделяйте все своё свободное время ребёнку. Уберите всё лишнее, не жалейте себя.

А в выходной, когда у вас времени больше, чем в будние дни, уделите ребёнку максимум времени.

Поверьте, пройдёт пять-десять-пятнадцать лет, и вы поймёте, что все ваши бессонные ночи и трудные дни прошли не зря. У вас есть друг. А самое главное – у вашего ребёнка он тоже есть. Это навсегда, и этого никто не сможет изменить.

Ведь мамы же делают именно так, верно?