Каждый из нас хотя бы раз задумывался о том, кем вырастет их ребёнок, верно?

У меня есть знакомый, который в юности увлекался футболом, но что-то пошло не так, и мечты о большом футболе остались мечтами. Решение о том, кем станет его сын (интересно, а если бы родилась дочь?), пришло ещё до рождения первенца. И, как только малыш подрос, настало время секций, занятий и тренировок.

Да чего далеко ходить, я сам занимался музыкой, и сначала мне это нравилось. А класса с третьего-четвёртого перестало нравиться. Меня заставляли по полтора часа дома репетировать этюды, сонаты и марши. Но если мама немного понимала, что я разучивал, и что надо потом сыграть, то папа не понимал совсем. И когда он «проверял», что я выучил, я играл какое-нибудь уже знакомое мне произведение, и папа оставался доволен. Я, конечно же, отучился свои дирижерско-хоровые восемь классов, пришёл домой и отдал маме этот диплом. Сейчас я благодарен, что дотянул до финишной прямой, у меня абсолютный слух (как мне кажется), и я постоянно пою дома песни. Луке, вроде, нравится, но тогда, в музыкалке, для меня это было мучение.

Не скажу, что в свои два года Лука умеет делать что-то необычное для своего возраста. Он бегает, прыгает, покоряет вершины диванов, столов, подоконников, повторяет то, как говорят животные, родители, окружающие люди, говорит, иногда понятные только ему предложения, но мы с удовольствием уже общаемся. Короче, болтает без умолку. А ещё пересказывает на своём языке сказки и Чуковского, это очень смешно, как-нибудь покажу вам видео. Предельно искренний любознательный ребёнок. С характером.

Ему, возможно, нравится пинать мяч, и, может быть, растёт футболист, кто знает. Мы не будем настаивать, только направлять. Мы считаем, что в первую очередь для малыша важно физическое развитие и общение, а не обучение. Мы гуляем по парку и показываем птиц, а Лука с удовольствием наблюдает за ними и пытается им подражать. Показываем картины и рассказываем, что на них написано.

Мы много читаем, так как ребёнку это нравится, но, если он хочет раскидать книги, пожалуйста. Хотя я, конечно, этого не одобряю.

Мы совершенно не занимались по карточкам – ни по русским, ни по английским.

Конечно, это личный выбор каждого – обучать ребёнка по специальным программам английскому, математике или испанскому с рождения или нет. Мы выбрали свой путь воспитания через постоянное общение, физическое развитие и, конечно же, через любовь. Это, как нам кажется, самый верный способ сделать ребёнка счастливым.

Заставляя детей заниматься своими, возможно, нереализованными мечтами или несостоявшимися надеждами – спортом, музыкой или хореографией – мы забираем у них детство. Забираем их мечты, навязывая свои, руководствуясь, в первую очередь, своим тщеславием.

Я верю, что каждый ребёнок найдет себя, пусть не в спорте, а, например, в химии или юриспруденции, или станет хорошим оратором.

Конечно же, детей, которые многого добились в спорте, родители заставляли тренироваться, и теперь эти спортсмены, в первую очередь, говорят «спасибо» своим родителям. Но какой ценой достался этот успех? Ценой детства и своего здоровья. Мы этого не хотим.

Спорт для общего развития – да. А дальше – как он захочет. Главное, чтобы был счастлив.