Терапевтические сказки: как помочь ребёнку сказкой

Сказкотерапия помогает решить внутренние проблемы детей. Основная цель терапии – мягко проработать страхи. Об особенностях лечения волшебными историями мы поговорили с детским психологом Надеждой Лустиной.

Надежда Лустина – детский психолог, сертифицированный арт-сказкотерапевт, автор курса «Воспитание сказкой», проектов «Детский мир без задир» и «Сказки из маминого сундучка».

– Надежда, как давно Вы занимаетесь сказкотерапией?

– Последние четыре года. Пишу индивидуальные сказки по запросу клиентов. Чаще всего это различные фобии, страхи, проблемы с энурезом, тики, различные неврологические расстройства – всё то, что беспокоит ребёнка. Как правило, обращаются мамы детей 4-5 лет.

– Скажите, Вы помните тот момент, когда сочинили первую сказку?

– Конечно. Такое не забывается. Это история про Митрошу и Чёрного Крылана. Как раз сейчас мы готовим с иллюстратором книгу. История также недавно вышла в журнале, для которого я пишу, «Жизнь с ДЦП» – это довольно известное издание. Ещё я сотрудничаю с благотворительным фондом, где меня попросили написать для них какую-нибудь сказку. Но у меня трое ребятишек – писать особо времени нет. Я предложила историю про Митрошу, и они с удовольствием согласились.

Проблема была вот в чём: мальчик боялся темноты, хотя ему уже было 7 лет. Страх в этом возрасте должен был пройти, потому что обычно страхи идут с 3 до 6 лет, а тут ребёнку 7, как раз первый класс. И получилось так, что без светильника он не засыпал. Мама, конечно, переживала: вроде бы уже взросленький мальчик (на её взгляд, конечно), и нужно эту проблему решать. Она пыталась как-то воздействовать на него - уходить, говорить: «Ты же уже большой». В общем, не совсем правильные методы применяла, чтобы подружить сына с темнотой.

В итоге мама мудро поступила: обратилась всё-таки за помощью к психологу. Мы проработали этот страх, то есть я специально под мальчика написала сказку. Точнее, я писала не про него, а про Митрошу, но указала, что у героя есть старший брат, и они любят играть в футбол во дворе. Когда под ребёнка пишешь историю, очень важно взять что-то из его жизни, чтобы он себя не прямо узнавал, но тем не менее, когда мама ему будет читать, сказал: «О, мама, ничего себе! У него почти так же, как и у меня». Понимаете, тут тонкая грань: с одной стороны, чтобы он не узнал себя, а с другой – чтобы проникся дружественными чувствами к герою, сопереживал ему. Тогда он проживает сказку вместе с персонажем. И конец истории всегда хороший..

В сказке про Митрошу страх в конце был проработан. Герой боялся Чёрного Крылана, который поселился у него в шкафу. Сам мальчик, когда мы с ним беседовали, рассказывал про чудовище в шкафу. Я придумала Чёрного Крылана – это брат Темноты. Там целая художественная история. В конце мальчик узнаёт, что это вовсе не злодей, не страшный дракон, а просто маленький летающий мышонок, который тоже испугался, когда мальчик закричал. Мышонок пытался вылететь через форточку и травмировал крыло. С сестрой Темнотой они поругались, потому что мышонок хотел подружиться с мальчиком, а та была против. Поэтому он остался в нашем мире, так сказать, долго искал маленького человека, который бы его не боялся. И вот Звёздный Мишка помог главному герою познакомиться со своим страхом воочию. Мальчик протянул руку, Крылан – лапу, и в итоге они подружились. Всё закончилось благополучно.

– Здорово. Про сказкотерапию особенно много говорят последние лет пять. Русские народные сказки тоже имеют терапевтический эффект или это совсем другое?

– Если говорить про сказкотерапию, то в целом это более широкое понятие. Та же народная сказка имеет свой терапевтический эффект. Например, если брать терапевтические сказки в том направлении, в котором мы сейчас с Вами говорим, то их, конечно, можно применять с трёх лет. А если говорить про совсем малышей от двух лет, то для них будет терапевтической сказкой тот же «Колобок». Хотя «Колобок» – это больше образовательная история про смену дня и ночи. Например, «Волк и семеро козлят», «Алёнушка и братец Иванушка» – сказки, которые читают для малышей до трёх лет. Приведу ещё примеры народных сказок, которые подходят для сказкотерапии: «Морозко», «Крошечка-Хаврошечка», «Снегурочка», «Аленький цветочек», «Гуси-лебеди».

– По каким возрастам делятся терапевтические сказки?

– Первая возрастная категория идёт с 3 до 5 лет. Там очень важно и правильно подобрать сказку. Для малышей (3-4 года) здорово подходят игрушки, животные, можно ещё брать маленьких человечков, как фиксики, гномики. До 5 лет сказки про животных и их взаимоотношения с людьми. С животными ассоциируют себя дети до 5 лет. Потом идут герои, волшебники, принцессы, принцы, солдаты. Дети любят именно волшебные терапевтические сказки. С 7 лет – сказки волшебные, сказки-притчи, бытовые и страшные сказки (обязательно с добрым и смешным концом).

В целом, сказкотерапия идёт до 11 лет. Сейчас школьники уже не очень воспринимают сказки. Дети пошли современные, они более основательно выбирают литературу, хотя сказкотерапия рассчитана до 13 лет. После считается категорией для взрослых. Там даже больше психокоррекционные истории идут.

Кстати, сказкотерапия делится: есть психокоррекционные сказки, которые направлены на исправление поведения ребёнка. Например, малыш дерётся или у него какая-то агрессия, то есть поведение, которое нам не нравится, которое мы бы хотели изменить. А психотерапевтическая сказка поднимает более серьёзные вопросы, например, страх смерти или страх выбора пути, когда ребёнок находится в подвешенном состоянии. Это уже для подростков подходит, когда ребёнок не знает, какой путь выбрать. Или даже про любовь какие-то вещи. Есть деление сказок на мужскую и женскую. Важен пол, для кого мы пишем. Например, мужская сказка – это «Царевна- лягушка», «Иван Царевич и Серый волк». Женская сказка – «Алёнушка и братец Иванушка».

– Может ли мама сама сочинить сказку?

– Сейчас это очень популярно. Я слежу в соцсетях за другими авторами и сама выступаю как издатель, веду проект «Сказки из маминого сундучка». У нас выходит уже шестая книга по сказкотерапии, где пишут замечательные истории психологи, педагоги и обычные мамы тоже. Но это всё должно быть под руководством психолога. Мама, конечно, может сама написать историю, но часто она не знает, как решить проблему ребёнка. Если мама проконсультируется с кем-то, почитает научные статьи, как правильно, например, преодолеть проблему энуреза (согласитесь, не каждая мама знает, как это верно сделать), то, возможно, она сможет написать хорошую сказку. У нас было такое. Единственное – тему смерти я прошу мам не брать, потому что тема очень серьёзная. Если здесь что-то неправильно написать, то можно навредить.

Актуальная и полезная информация для современных родителей - в нашей рассылке.
С нами уже более 50 000 подписчиков!

– Есть какая-то структура построения сказки?

– Алгоритм самой простой сказки, если сюжет не закручен, выглядит так:

  1. В первую очередь подбираем героя, близкого ребёнку по полу, возрасту и характеру. Имя и внешность должны быть другими. Сходство не очевидно.
  2. Описываем жизнь героя в выдуманном мире так, чтобы ребёнок нашёл схожесть со своей жизнью.
  3. Помещаем героя в проблемную ситуацию, похожую на реальную жизненную, и приписываем персонажу все переживания ребёнка.
  4. Начинаем поиск героем сказки выхода из создавшегося положения. Для этого усугубляем ситуацию, приводим её к логическому завершению, что подтолкнёт героя к неминуемым изменениям. Он может познакомиться с другими персонажами, оказавшимися в таком же положении, посмотреть, как они выходят из ситуации, или может встретить мудрого помощника, который объяснит ему смысл происходящего, последствий и т.д. Задача помощника – через сказочные события показать герою ситуацию с разных сторон, предложить ему новые модели поведения, и, если есть, найти позитивный смысл происходящего.
  5. Осознание героем сказки своего неправильного поведения и становление на верный путь исправления.

– Помощник в сказке – это обязательный элемент?

– Смотрите, тут можно написать сказку-легенду. Например, когда мы писали летний сборник «Сказки из маминого сундучка», брали легенды, и помощника там не было. То есть терапевтическая сказка может быть, в принципе, без помощника, но чаще всего он присутствует. Если мы говорим про сказку, которую пишет психолог, то там как раз специалист и вводит себя в роли помощника. Он помогает ребёнку увидеть выход из ситуации, подталкивает его, подсказывает ему. Можно к народным сказкам обратиться. Например, история про Серого волка. Он выручает Ивана Царевича.

– Важна ли иллюстрация в сказке или упор делается на содержании?

– Конечно, здорово, если есть иллюстрация. Если это книга с терапевтическими сказками, то изображения должны быть. Когда я писала про Митрошу и Крылана, у меня не было возможности обратиться к иллюстратору. Это так же вопрос цены. Не каждый родитель может себе позволить отрисовать сказку для ребёнка. Последний раз я писала историю перед Новым годом для девочки, которая страдает от аутоагрессии: она называет себя плохими словами, бьёт себя по голове. Мама из Бразилии, имея финансовые возможности, попросила меня найти иллюстратора, потому что девочке уже 7 лет, она избалованна хорошими книгами и даже слушать не станет сказку без картинок. Я нашла иллюстратора, мы отрисовали сказку, и маму всё устроило. Тут от возможностей родителя зависит.

Первую книгу мы делали в сотрудничестве с российской программой «Травли NET» – это единственная антибуллинговая программа в нашей стране – делали сборник «Детский мир без задир». Он был без иллюстрации, но тем не менее отзывы положительные. Однако мамы часто пишут, что хотелось бы иллюстраций. Мы решили перевыпустить книгу. Я считаю, картинки важны для детей, и они должны быть качественными. Тут нужно тщательно подходить к выбору иллюстратора: что он отрисует и как – это важно.

– Скажите, сколько времени нужно уделять конкретной сказке?

– Расскажу на своём примере. Мой сын по ночам скрежетал зубами. Сказку про скрежет не найдёшь, хоть облазь весь Интернет. Важно нащупать проблему. Сложность у ребёнка была связана с нашим переездом за город. Стресс из-за новой обстановки так отразился на нервной системе сына. Я не говорила с ним вообще о переезде. Но когда прочитала ему сказку про переезд мальчика, сына это зацепило, он понял: это то, что ему нужно. Каждый день на протяжении недели он просил читать эту сказку. Я предлагала другие, но сын настаивал именно на этой. Это была не моя история, я её нашла в соцсети у другого психолога, и сказка действительно помогла.

Поэтому если ребёнок просит, то мы перечитываем. Если нет необходимости, то просто прочитали, сделали перерыв примерно на неделю, а потом предложили прочитать её ещё раз.

Сказкотерапию важно ещё чем-то подкреплять. К примеру, я вчера отправила женщине сказку (у её девочки боязнь темноты). Женщина сразу попросила у меня рекомендации, говорит, что одной сказки мало. Девочке 6 лет, ребёнок взрослый, и в действие одной лишь сказки мама уже не верит. Я предложила закрепить методом арт-терапии, то есть после прочтения нарисовать страх, чтобы это всё работало в комплексе. Кстати, сказку про Крылана мы тоже закрепляли: рисовали страх; после того, как мама прочитала историю, она купила сыну игрушку. Я прям попросила её найти игрушку похожую на Звёздного Мишку. Она ходила по магазинам, нашла мишку, подарила сыну, и он до сих пор с ним спит. Для него это помощник, который сидит рядом возле кровати и сторожит его сон. То есть комплексный подход работает лучше всего.

– Долго длится такая терапия: несколько дней или это продолжительный период?

– Если про боязнь темноты, то не факт, что ребёнок сразу скажет: «Ой, мам, всё, я не боюсь, выключай свет». Вначале он может попросить: «Мам, давай пока я засыпаю, свет будет гореть». Или мама говорит: «Ночник будет гореть, а ночью, когда ты уснёшь, я его выключу. Будет страшно – позовёшь, я его включу». В истории про Митрошу и Крылана у мальчика это заняло порядка недели. То есть они с мамой постепенно уходили в темноту. Сейчас ребёнок спит абсолютно без всяких ночников, светильников, не боится, не обкладывается подушками, как он это делал раньше. Он же вокруг себя сооружал крепость. И до тех пор, пока её не соорудит, мальчик не мог лечь спать: ему казалось, что злодей из шкафа выпрыгнет и сделает с ним что-то плохое. Сейчас он не боится, знает, что это был всего лишь летающий мышонок.

– В Интернете сейчас много сказок, но как понять, что история написана профессионалом, и, прочитав её, мы не навредим ребёнку?

– Меня, честно говоря, удивляет огромное количество представленных сказок. Считается, что писать должен педагог-психолог или педагог, то есть тот, кто проходил в университете хотя бы детскую психологию. Или психолог – человек с образованием, который непосредственно этим занимается, а именно арт-терапевт. Потому что сказкотерапия относится к арт-терапии. У меня сертификат арт-терапевта, и я дополнительно ещё изучала сказкотерапию. То есть просто так с бухты-барахты начать писать терапевтические сказки и выкладывать их в Интернет, я считаю, в корне неверно. Бывает, сами мамы пишут гневные отзывы в комментариях под сказками, в которых история абсолютна неправильно воздействует на ребёнка. То есть это не то, что сказка чему-то хорошему учит, благотворно воздействует на психику ребёнка, делает его спокойнее, добрее, более понимающим, а наоборот. Тут, конечно, нужно доверять профессионалам, то есть психологам, педагогам, педагогам-психологам.

Или как у нас в проекте «Сказки из маминого сундучка». Каждую сказку я лично отбираю. Участников бывает 200 человек, я всё читаю. Иногда история написана хорошо, но я вижу, что она неправильно построена. Пример приведу: у нас есть автор, который прекрасно пишет. Но в сборнике она совершила такую ошибку: решила, что её героиня должна уметь защищать себя. Девочка сорвала крапиву и пошла на огромного мальчишку старше себя, чтобы его побить и забрать своего медведя. Понимаете, какая опасность для ребёнка?

Мы потом с автором проговаривали: «Олеся, я понимаю, что ты хотела, чтобы девочка почувствовала в себе силу, чтобы она могла защитить себя, свои вещи, тем более, что медведь для неё – это друг. Но это в корне неправильно, потому что девочка маленькая. Представь, в жизни ты ребёнка так отправишь – этот бугай зарядит ей в глаз или как-то травмирует. К чему мы подводим ребёнка? Так не должно быть».

В итоге автор со мной согласилась. Сама идея сказки была интересная, и мы переписали текст. Сделали так, что девочка в начале действительно схватила крапиву и хотела побить мальчика, чтобы забрать медведя, но встретила кошку (помощника), и та ей сказала, что это опасно: мальчик старше, крупнее; неизвестно, что от него ждать, так как он хулиган. Кошка Маркиза ей посоветовала: «У тебя же есть папа с мамой. Если тебе нужна помощь (тут важно проговаривать), то ты всегда можешь прийти домой и рассказать о произошедшем».

Часто у детей проблемы из-за того, что они боятся прийти и попросить о помощи. Если говорить о буллинге, травле, то многие дети молчат, не рассказывают родителям, что их обижают. И в сказке мы отправили девочку за помощью домой к папе и маме. В итоге всё хорошо закончилось. Они даже с мальчиком подружились и сидели вместе с кошкой Маркизой на крылечке, читали книгу сказок. Тут важно не делать подобных ошибок, потому что в реальной жизни это может привести к какой-то трагедии.

– То есть если мама ищет какую-то сказку, она должна смотреть, кто автор, или обращаться к специалисту, чтобы сочинить под ребёнка конкретную историю?

– Да. Можно обращаться к нашим современным издательствам, которые стали выпускать книги с терапевтическими сказками. Например, вышла книга «Другая Альба» (издательство «Феникс»); написала её арт-терапевт, педагог-психолог Татьяна Григорьян. Книга с иллюстрациями, хорошо оформлена.

Надеюсь, издательства всё-таки знают, у кого берут терапевтические сказки. «Клевер» выпускает классные книги. Елена Ульева сегодня очень популярна. Но она пишет совсем для малышей. Сейчас есть такая проблема: выпускают огромное количество сказок для совсем крох, а для возраста 5+ та же Ульева уже неинтересна. И эта ниша свободна, почему-то я мало нахожу книг. У нас как раз есть два жёлтых летних сборника «Сказки из маминого сундучка»: один идёт для малышей до 5 лет, а второй – с 5 до 8 включительно, то есть даже для младших школьников. Там есть терапевтические рассказы про безопасность, про уход с чужим человеком. Сказкотерапия она не только про страх, но и про безопасность может быть, про экологию тоже. Это сейчас очень актуально.

Вообще, у нас в серии есть синяя зимняя книга (два сборника). В этом году вышла вторая – «Новогодний мамин сундучок», две жёлтых летних книги по возрастам, этой весной выпускаем зелёную весеннюю книгу под брендом «КниГуля». Есть отдельная серия – арт-терапия детям «Магия цвета». Это терапевтические сказки плюс раскраски (2 в 1) для детей 6+.

Читайте также в нашем блоге: 


Быстрая регистрация
Получите 5% скидку на первый заказ!

Подписывайтесь на наши соцсети, чтобы не пропускать новые статьи

  1. Telegram
  2. YouTube
  3. Instagram
  4. VK
  5. Яндекс Дзен

Посоветуй статью подругам

Комментарии
Ещё не добавлено ни одного комментария
Ваш комментарий

В этой рубрике также читают

досуг
24 февраля 2024
13 "неправильных" запретов для ребёнка
развитие
24 февраля 2024
Не просто сказочник: почему так любят книги Чуковского?
развитие
21 февраля 2024
Адаптация в детском саду, или От воспитателя зависит многое
эргорюкзак
20 февраля 2024
Эргорюкзак: так ли он необходим для мамы и малыша
развитие
20 февраля 2024
Учим ребёнка читать быстрее
семья
19 февраля 2024
13 правил этикета, которым надо научить детей
развитие
17 февраля 2024
Школьные проекты на ночь глядя
воспитание
14 февраля 2024
Как наладить режим дня для школьника
дети
12 февраля 2024
Детский мат: 8 правил, как реагировать, если ребёнок ругается
воспитание
11 февраля 2024
Что должен знать ребёнок о похищении детей
Загрузить еще

Полезные статьи для родителей, реальные истории, лайфхаки - всё о материнстве в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь прямо сейчас!

Самая полезная
информация о заботе и воспитании ребенка в нашей подписке

30 000 мам уже подписались