– Вы сказки Аюру читаете бурятские?
Да, не скажу, что каждый день, но бывает (папа Аюра – Андрей Бурдин – приносит две книги).
– А какие?
Пальчик и топор… Вы сейчас зря это записываете, это я придумал. Но там жестокие сказки, знаете, очень жестокие. Настолько, что становится понятно, почему монголы в своё время дошли до Будапешта. И если в наших сказках какие-то жестокие вещи делали, как правило, злодеи или колдуньи, то в этих – обычные люди.

Биологическая мама оставила Аюра в роддоме в Улан-Удэ. Узнав о том, что у мальчика тяжелая врождённая патология – атрезия желчных путей, она предоставила государству право бороться за его жизнь. Первую операцию ребёнку сделали местные врачи. Когда стало ясно, что результатов она не принесла, и ему нужна новая печень, обратились в Москву. В десять месяцев Аюр поступил в НИИ трансплантологии имени Шумакова в крайне тяжёлом состоянии (к основному диагнозу добавились ещё несколько заболеваний). Спустя месяц, когда появился посмертный донор, ребёнку пересадили часть его печени.

– Он у нас как маленький Франкенштейн, из двух человек, – смеётся Андрей. Его сын в спортивном костюме носится по квартире. Надо сказать, с довольно приличной скоростью. После операции прошло почти полтора года, с момента, когда Аюр обрёл семью – год. Андрей и Наталья узнали о его существовании из социальных сетей. Глава московского центра трансплантологии Сергей Готье после операции обратился в СМИ с просьбой найти спасённому сироте родителей. Репостами эта история растеклась по Фэйсбуку, где её и прочитала Наталья. Вместе с мужем решили, что возьмут Аюра к себе. За три месяца прошли школу приёмных родителей, собрали необходимые документы и привезли мальчика, наконец, домой. С этого момента, как принято говорить, у Бурдиных началась новая жизнь. Почти полгода Аюр был у них под опекой, а в феврале 2016-го – получил новые фамилию и отчество, и вместе с ними статус кровного ребёнка Андрея и Натальи.

«Я раньше был знаком с людьми, которые брали приёмных детей, и не мог понять их. Наверное, человек должен пройти определённую трансформацию, чтобы сделать это. Должен оказаться в ситуации, когда ему нужна помощь. По-настоящему. Тогда окажется, что он сам способен кому-то помочь»,размышляет Андрей, – «А когда помогаешь, то сам внезапно оказываешься человеком совсем другого теста, нежели думал о себе».

Параллельно мой собеседник смотрит на часы – ребёнку нужно строго по времени несколько раз в день давать «Програф». Это препарат, подавляющий иммунитет, чтобы организм не отторгал пересаженную печень. За час до его приёма и ещё час после нельзя ни есть, ни пить. «Сначала препаратов было гораздо больше. Доходило до того, что мы ехали, например, в машине и останавливались каждые полчаса, чтобы дать Аюру нужное лекарство. Сейчас легче… Аюр, ты где, давай, таблеточку».

Самая актуальная и полезная информация для современных родителей - в нашей рассылке. С нами уже более 30 000 подписчиков!

Аюр, закрой холодильник (Аюр открыл морозилку).
Закрой, не лазь туда (снова открыл холодильник).
Нет (открыл морозилку).
Тоже нет (облизал холодильник, открыл кухонный шкаф, после чего папа не выдержал, сам всё закрыл и взял сына на руки).

Несмотря на перенесённые операции Аюр хорошо развит физически. Он постоянно передвигается по квартире, преимущественно бегом. Со слов Андрея, может долго толкать свою коляску в горку. Тем не менее, из-за сниженного иммунитета, мальчику нельзя находиться в местах, где много людей. Поэтому в детский сад он, скорее всего, не пойдёт. Летом на детской площадке у него появились друзья, но осенью они разъехались (Бурдины летом жили за городом). «Он выходил во двор, все подбегали, кричали «Аюр!». Можно сказать, он даже популярен был», – рассказывает Андрей.

Аюр тем временем с жутким скрипом привозит в комнату маленький стул и встаёт на него.

– Главное, чтоб не прыгнул. Вот примерно в таком возрасте я прыгал со стула, точнее с невысокого холодильника советского, как раз папа приехал из Афганистана, и я имитировал высадку десанта. Прыгнул чуть дальше и… об шкаф. Там ключ торчал, и я об него себе голову пробил.
– Переживаете, что Аюр повторит?
– Ну да, я папа-наседка, не знаю, откуда это взялось, но срабатывает.

Аюр не стал повторять и аккуратно слез со стула. Однако историю про высадку десанта слушал внимательно, возможно даже взял себе на заметку. (А если серьёзно, то парень попал в семью с богатейшей военной историей, так что ему будет, что послушать, когда подрастёт. – Прим. автора)  

С младенчества Аюр – публичная фигура. Во многом благодаря СМИ и соцсетям ему удалось найти новую семью. Теперь у него есть собственная страница в Фэйсбуке, где мама и папа выкладывают новости из его жизни. Со слов Андрея, публичность их не пугает, наоборот, они надеются, что кто-то может последовать их примеру. «Со стороны кажется, что с усыновленным ребёнком сложно. Но это не так. Это даёт гораздо больше, чем отнимает, что-то нечеловеческое, сопредельное», – уверен он.