«Будь хорошим мальчиком/девочкой», «Не спорь», «Не бей», «Поделись игрушками», «Не ругайся» – говорим мы своим детям. Хотим сделать ребёнка хорошим. Если он поверит, что надо именно так – не человек, а конфетка получится… которую каждый сможет легко съесть. Если не поверит, то разуверится и в родителе тоже. Ну, а если не говорить ребёнку быть хорошим, станет ли он плохим? И что это вообще значит – «быть плохим»?

На выходных мы видели, как девчонки-подростки окружили одну, нескладную, слабую, почти ребёнка, шпыняли сначала словами, потом сбили шапку. Это однозначно плохо. Я подбежала и сказала: «Ментов вызываем?». Они притихли. Подошёл муж и разогнал всех. Мы с ним проследили, чтоб девчонка, на которую накинулись, ушла в другую сторону от своих «приятельниц». И объяснили невольному свидетелю – сыну Даньке, что нужно быть сильным, чтобы защитить себя и слабых.

Но как ребёнок сможет защитить хотя бы себя, если не будет в некоторой степени «волчонком»? Ладно, оставим эту мысль зависшей в воздухе как часть уравнения. Теперь расскажу о другом

Данька одно время боялся мумий – увидел в детском парке фигуру около комнаты страха. Взывания к разуму и юмору («их не существует», «это просто туалетной бумагой кто-то обмотался») были бесполезны. Но тут приехал в гости мой брат с женой и племянником – дружбаном Даньки. Надо сказать, что мой брат человек весёлый, но далёкий от педагогики, на мой взгляд. Он бегал за Данькой и Максом с криком, что откусит им уши. Потом он стал говорить, что он мумия-зомби и «сожрёт им мозг», и делал вид, будто хочет поймать. Я приготовилась отбивать ребёнка от чудовища. И что вы думаете? Пацаны убегали, визжали, но не могли наиграться. И визг был не от страха, а от восторга. Про мумий забыли. Дядя щекотал рёбра («ты мой аккордеон») и нервы. В следующий приезд Данька вообще встретил дядьку словами: «А помучай меня». Да, дядька к тому же разбирается в планшетах-играх, и у него есть настоящий дрон на пульте. Короче говоря, мумии – для слабаков.

А, кстати, знаете историю про то, как мальчик боялся грозы и пришёл в родительскую кровать? А отец, подумав, что это собака, скинул его со словами: «Рекс, пошёл!». С тех пор мальчик грозы не боялся. Такая вот экстремальная «педагогическая» методика.

Дополним наше уравнение: человеку надо быть сильным, и чрезмерное внимание к слабостям углубляет их силу

Когда Макса оставили на недельку, он с Данькой часто гулял на площадке. И у меня закралось подозрение, что они оба – сын крёстный и родной – первые претенденты на звание «ботаник». Слишком милые и правильные: не отвечают на подколы, уходят от конфликта, не умеют шутить сами и смеяться над чужими шутками. Ещё чуть-чуть и проблем с «дворовыми» было бы не избежать. Тогда у меня и зародилась мысль наконец перейти грань.

Перестать, наконец, говорить сыну, что он должен быть хорошим и послушным, заставлять делать всё, что сказано взрослыми, контролировать, чтобы ему в уши не попало что-нибудь лишнее. И я стала старатьсяя найти баланс «хорошего-плохого»

Когда ребёнок лениво просит одеть ему колготки/носки/свитер – отвечаю «Гуляй, Вася» или что-то вроде того. Когда он жалуется, что суп ещё горячий – парирую фольклорным «Студи, дураче». Дед прочёл ему подвиги Геракла, и и теперь Данька просит читать их постоянно, знает все подвиги, правда, не Геракла, а Геракакла – так смешнее. А вчера мы хохотали, когда мальчишка на площадке, неудачно съехав с горки на приятеля, театрально взвыл: «О, мой Бог, мои колокольчики». Надеюсь, в дальнейшем мы с сыном сможем обсудить всё, что угодно, и я останусь его другом, а не надзирателем,  далёким от реальности. Ведь действительно, иногда ему придётся обругать, а иногда защитить. Иногда, чтобы подружиться, надо подраться, а чтобы поссориться, достаточно быть добряком.

Что мне дала такая методика? Мелочи, в общем. Он сказал мальчику, который отбирал самокат: «Отвали», и тот понял. Он рассказал соседу в лифте о кнопке вентиляции, что она для тех, кто пукает в лифте. Так и познакомились. Плохим Даня не стал. Остался, в общем, таким же, но стал чуть более смешливым.

Есть сотни забавных мелочей и фраз на грани литературной речи, которые помогут ребёнку не превратиться в сухаря и не броситься в моду на мат в школьном возрасте. Наверное, это прививка от «ботанизма» (не в плане учёбы, но в плане общения с миром), иначе говоря, социальная адаптация.

Увы, к миру надо приспосабливаться, а он не всегда хорош. Получается, что говорить сыну, что нельзя драться и ругаться, вообще опасно для его будущей жизни – ему придётся это делать. Но объяснить, что нельзя обижать слабых и бить первым – это да. Точно, да, даже так – ДА!

Наш город, район и ближайшая школа довольно приличные, но и тут ощущается, что лохам (читай «неприсобленным») здесь жить как минимум скучно, как максимум – сложно. Да, дело, возможно, и не в районе, а в том, что «хорошие дети» часто равно «слабые дети», примеряющие на себя роль жертвы. Если одноклассники отберут шапку и начнут перекидывать друг другу, ребёнок должен понять, что играют не с шапкой, а с ним. И надо не позволять играть с собой в шутер или экшн «злой мир и беспомощный я».

Так вот какое уравнение получается в итоге: ребёнок, особенно мальчик, должен уметь держать удар физически и морально, и, пожалуй, не быть слишком добрым. Его страхи преодолеваются зачастую «клин клином». К тому же ему нужно уметь отвечать словесно: уметь ругаться, уметь смеяться, чтобы «поставить себя», наладить контакт со сверстниками, друзьями и недругами на языке простом и понятном, вероятно, не всегда литературном.

#Данька #браннаяречь #слововечность #неповторятьопасно #метОдашик

А вы согласны с нашим блогером? Напишите в комментариях!

Эта статья может быть интересна твоим друзьям? Поделись ссылкой в своих соцсетях: