Человек – существо семейное. С рождения ему нужны близкие люди, которые будут участвовать в его становлении и развитии, от которых он получит первые социальные навыки. В течение жизни семья человека меняется, как конструктор. В лучшем случае, растёт, иногда – схлопывается до одного близкого человека или даже воспоминания о нём. Возможных трансформаций много. Если вы взрослый человек, то, наверняка, способны управлять ими или хотя бы вовремя осмыслить. Ребёнку это даётся намного сложнее. Этот текст – о тяжёлой для любой семьи ситуации, когда она распадается. В нём я попыталась проиллюстрировать мнения психологов о том, как дети переживают развод родителей, реальными случаями из жизни. Получилось не совсем то, чего я ожидала: герои, судя по их рассказам, разлад в семье перенесли без особого для себя ущерба. В теории всё звучало гораздо страшнее. В общем, судите сами.

Родители первого нашего героя развелись, когда ему было 12 лет:

– Мать была на последних месяцах беременности сестрой, в разгаре был ремонт в квартире, у меня на носу были экзамены за 9-й класс – в общем, как и полагается в таких ситуациях, всё было некстати. То ли в силу возраста, то ли я был в шоке и не осознавал этого, но я толком ничего не понял тогда. Просто принял как факт и продолжил жить как раньше, с увеличенной нагрузкой по домашним делам и без особых эмоций по поводу родительского развода.

Когда родилась сестра, отец навещал нас сначала каждый день, потом реже и реже. Только через год-два я стал ощущать какую-то обиду на него, а к моменту поступления в вуз наше общение практически прекратилось, и я перестал о нём думать вообще. На втором курсе я праздновал в общежитии Новый год и, глядя на однокашников, поздравлявших родителей, на их счастливые лица, вдруг почувствовал острое желание пообщаться с ним. Позвонил. Немного нетрезвый голос на том конце, как мне показалось, не узнал меня, а потом связь прервалась. После этого попыток наладить общение я не делал лет пять-шесть.

Как-то раз, будучи уже самостоятельным человеком, специалистом, кстати, в смежной с ним области, я приехал в родной город и решил с ним встретиться. Он пришёл, было видно, что волнуется, общение было довольно натянутым и осторожным, заранее заготовленная бутылка коньяка осталась нетронутой. Впрочем, я волновался не меньше, чем он. Поговорили о всяком, разошлись, оба со смешанными чувствами, но, как я понял, он был рад, что мы пообщались.

На мою свадьбу он не приехал — сослался на свою работу. Брак мой продержался недолго, поэтому я не очень жалею. Пару лет назад случилось горе — умер его родной брат. Я позвонил ему и, как мог, поддержал. Говорили долго, хотя словно не родные люди. С того раза общаемся редко, но регулярно, интересуемся делами друг друга, поздравляем с праздниками. Ни осуждения, ни поощрения его действия у меня не вызывают. Всё случилось так, как случилось.

В современной России «так случается» с каждой второй парой. По данным Росстата, за прошлый год на 1 миллион 161 тысячу браков в стране пришлось чуть больше 611,6 тысячи разводов. Всех, кто решил поучаствовать в этой статистике, психологи предупреждают: если у вас есть совместный ребёнок, то сделать развод полностью безболезненным для него не получится. «Ребёнок воспринимает свою семью не так, как мы, взрослые, – уверен психолог и педагог Вадим Слуцкий. – Мы её создаём, ну и разрушаем сами. А ребёнок в ней родился. Для него развод — как если бы Земля раскололась на две части. Это вселенская катастрофа. Рушится его тёплый, родной, добрый мир, и он остаётся в этом мире беззащитным и одиноким, без папы (ну или в редких случаях без мамы)».

Детский и семейный психолог, базовый консультант в методе позитивной психотерапии Евгения Мироненко также считает, что развод родителей является «неизбежно травмирующим событием» для ребёнка. «У нас в профессиональной среде есть таблица воздействия различных стрессов на психику человека. Развод стоит на втором месте после смерти близкого человека. Акцентирую внимание – это для взрослого человека! А что же происходит в душе ребёнка, когда его самые любимые люди не могут быть вместе? Для любого ребёнка одной из главных потребностей и абсолютным счастьем является доступная близость, тепло и любовь родителей, как к нему, так и между собой», – отмечает она.

Пугаться этой апокалиптичной картины, впрочем, не стоит. Стоит с ней работать, чтобы свести к минимуму негативные переживания ребёнка. Его реакция на развод зависит от многих-многих факторов. От возраста  ребёнка: легче всего дети воспринимают разрыв родителей в самом раннем возрасте (до трёх лет) и самом позднем — после шестнадцати, труднее всего — в возрасте примерно с 10 до 14 лет. Многое зависит от вашей адекватности и способности справиться с эмоциями. Есть также несколько моментов, на которые предлагают обратить внимание психологи.

Три совета, как помочь ребёнку справиться с разводом родителей

1. Не нужно скрывать от ребёнка (если он уже в состоянии понять, что происходит), что вы разводитесь. Вадим Слуцкий высказывается по этому поводу категорично: «Ребёнок обычно не идиот и не слепой. Он, как правило, понимает давно, что к тому всё идёт. Сообщить о разводе нужно, обнимая ребёнка, в таком роде: «Мне очень жаль, но мы с папой решили больше не жить вместе. Это очень грустно, я знаю, что и тебе, и мне тоже. Но ты сможешь видеться с папой, когда захочешь». Если ребёнок плачет — пусть плачет, не нужно ему запрещать, утешать его. Нужно разделить с ним его чувства. Говорить нужно правду, безо всяких увиливаний и экивоков. Но при этом не бесстрастно, а так, чтобы ребёнок видел, что мама ему сочувствует и сопереживает, что она — вместе с ним. Чтобы он ощущал, что это беда, но это наша общая с мамой беда. И она нас ещё более сближает».

2. Важно донести до ребёнка, что его вины в разводе нет. Дети, особенно маленькие, эгоцентричны. Они себя ощущают центром человеческих отношений (всё, что делается, делается для меня или по моей вине). «Это свойство — просто результат низкого уровня развития, – объясняет Слуцкий, – Вот почему дети иногда склонны видеть причину развода в себе. Кроме того, в этом случае возникает иллюзия, что всё ещё можно исправить. Раз причина во мне, то я и могу всё изменить! Чем грозит такая иллюзия? Неврозом, особенно если ребёнок вообще особо чувствительный и нервный. Убедить его нельзя, воздействие на детей словами почти всегда неэффективно. Нужно попытаться переключить внимание ребёнка на что-то положительное, что его отвлечёт: увезти его к бабушке, записать в какой-то интересный кружок, уделять ему больше внимания, по возможности. Объяснить на его уровне понимания подлинную причину развода».

3. Ребёнку необходимо постоянное подтверждение, что он остаётся любимым и нужным для обоих родителей. Как поясняет Евгения Мироненко, для ребёнка это – ресурс, возможность быстрее и без последствий привыкнуть к новым обстоятельствам. Этот тезис подтверждает история второго нашего героя. Ему, кстати, как и первому, было 12 лет, когда родители развелись. «Наверное, не так уж мало, чтобы не понимать всего, что происходит», – так он охарактеризовал этот возраст. Вот вторая история:  

– Мои родители – люди творческие, гневливые, с характером, с амбициями, независимые. Довольно сложные люди, и жили они сложно, с ссорами и взаимными претензиями. Никогда ни на мне, ни на моем младшем брате это напрямую не отражалось: мы были окружены любовью, лаской и заботой. Но слышать и видеть это всё равно было тяжело.

После развода мы остались жить с мамой и с родителями папы. Но дальше произошло, наверное, то, что происходит редко. Наша с братом жизнь почти не изменилась, родители сделали всё, что только могли, чтобы мы не почувствовали их разрыва. Мама не говорила ничего плохого об отце, а он отдавал нам всего себя. Мы по-настоящему подружились, как дружат взрослые люди. Это был один день в неделю, воскресенье. Но это был целиком наш день, когда ничего вокруг не существовало, только отец и мы.

В конце концов стало понятно, что всем стало только от этого легче. У каждого теперь своя жизнь: мама замужем, папа женат, а мы с братом до сих пор не обделены вниманием никого из родителей, хотя ему, младшему, уже почти тридцать лет. Дело, видимо, не в формальном браке, а в настоящей любви и в постоянном внимании. И дети это прекрасно понимают, главное, чтобы понимали и родители.

Демонстрировать подобную выдержку, понимание и сочувствие сразу после развода крайне сложно. Ведь разорвавшие отношения мать и отец  сами находятся в состоянии стресса. Но здесь нужно понимать, что они – взрослые люди и могут выплеснуть своё горе, снять напряжение любыми другими способами (спорт, общение с близкими, работа). Они способны взять под контроль свои эмоции или, в крайнем случае, запереться в ванной, включить воду и посчитать до десяти. Для ребёнка же, по мнению Мироненко, помощниками могут быть только взрослые, желательно родители, которые способны выдержать и его, и свои интенсивные переживания.

Если родителям в этой ситуации удастся проявить себя с лучшей стороны, то, повзрослев, ребёнок может совершенно неожиданно и даже с юмором рассказать об их разводе и о том, как он на него повлиял. Вот, например, что пишет у себя в Facebook  научный журналист Ася Казанцева

Развод моих родителей был одной из самых серьёзных удач в моей биографии, и в значительной степени потому, что у мамы с отчимом, с которыми я успела прожить до своей сепарации лет шесть, была выстроена абсолютно другая семейная модель, с иными представлениями о гендерных ролях, границах и свободах, другим чувством юмора, стратегиями обращения с детьми. Моя собственная семейная жизнь протекает гораздо благополучнее за счёт того, что я успела до её начала обнаружить, что нет одной правильной модели, что много чего можно делать по-разному.

Получается, что мудрость, терпение и любовь матери и отца к своим детям помогут им пережить не только родительский развод, но и любые другие трудности. Это, пожалуй, единственная универсальная формула, которая действует для всех семей, даже тех, которые распались.