Что такое сценарий и откуда он берётся

«Весь мир – театр, а люди в нём – актеры» – подмечено не вчера. Люди задолго до того, как психология сформировалась в науку, знали, что каждый из живущих на земле играет свою роль в спектакле под названием «жизнь». Причем многие «актёры» на этой сцене были своими ролями недовольны, бунтовали и, призвав на помощь все свои силы и интеллект, пробовали роли сменить, для этого меняли партнёров по игре, декорации – но вновь и вновь обнаруживали себя играющими всё ту же роль. «Судьба», – вздыхали отчаявшиеся. «Воля богов», – говорили им мудрецы. «Молитесь», – советовали священнослужители. Казалось, надеяться не на что, кроме как на помощь высших сил.

Но! Пришли иные времена, взошли иные имена. Психология, едва возникнув, дерзко покусилась на святое – на волю богов. Сначала Зигмунд Фрейд бросил вызов прежним представлениям о жизни, заявив, что жизнь человека определяет вовсе не таинственная воля высших сил, как предполагали мистики, и вовсе не разум, как предполагали рационально ориентированные оптимисты, а определяет её глубочайший и тёмный омут бессознательного. Именно в этом котле выплавляется судьба человека, именно тут неведомые сознанию силы пишут сценарий, который мы обречены отыгрывать всю жизнь. Эта революционная для своего времени идея перевернула представление обывателей о жизни. Тысячи недовольных своей судьбой людей ломанулись к психологам с криком «Помогите!». И тут выяснилось, что, хотя каждый человек со своим жизненным опытом уникален, всё-таки есть сценарии типовые, поддающиеся систематизации. И каждый из нас – не единственный автор своего сценария. У каждого из нас есть соавторы. Кто же они, эти злодеи, предписывающие нам то разводиться, то бросать работу, то ссориться с друзьями? Кто эти вредители? Это те, кого мы любим больше всех на свете – наши родители. Впрочем, наберитесь терпения. Сейчас будет небольшой кусочек теории. Он необходим и совсем не длинный.


Эрик Бёрн и трансактный анализ

Первым психологом, внятно сформулировавшим учение о жизненных сценариях, был Эрик Бёрн. Он назвал свою теорию трансактным анализом.  Теория эта простая, ясная и красивая, и её легко описать в трёх словах, что я и попробую сейчас сделать.

Итак, каждый человек может выступать в одной из трёх ролей: «ребёнка», «взрослого» и «родителя». Иногда эти роли называют «субличностями». Каждой из этих ролей присущи свои черты.

Роль «ребёнка» предполагает спонтанность, открытость, креативность  – и при этом инфантильность и безответственность.

Роль «родителя» предписывает человеку соблюдать все правила, требовать соблюдения правил от других, объяснять эти правила непослушным другим, следить за порядком, быть ответственным, лишённым спонтанности и креатива.

Роль «взрослого» – это роль человека, говорящего с миром на равных: «взрослый» никого не учит, как надо жить, он способен не только к игре (как «ребёнок») и нравоучениям (как «родитель») – он способен к диалогу. При этом он, в отличие от «ребёнка», способен взять на себя ответственность, но, в отличие от «родителя», он берёт на себя только свою ответственность. «Взрослый» по Эрику Бёрну – это не просто душка, а человек крайне адекватный, способный оценивать ситуацию объективно.

В идеальном случае именно роль «взрослого» является ведущей в структуре личности человека. Именно «взрослый» решает, когда выпустить на свободу «ребёнка» или «родителя», потому что он – капитан на корабле. Но это в идеале. Назовём такой тип личности адекватным. Но увы, в реальности так бывает не всегда.

Если капитан корабля «ребёнок» или «родитель», проблем будет полно. Если у руля «родитель» – человек становится сверхконтролирующим занудой. Если у руля «ребёнок» – будьте готовы изумляться его шалостям, которые могут быть вовсе не невинными. Брошенные плачущие пузатые невесты – типичный результат игр «ребёнка», захватившего управление на корабле. Эти два типа личности я периодически для краткости буду называть неадекватными, поскольку у них нарушена нормальная структура личности.  

Впрочем, миллионы людей живут с такими нарушениями, женятся, выходят замуж, заводят потомство. И становятся авторами таких сценариев жизни своих детей, что иногда просто волосы дыбом. Вот об этом давайте и поговорим. Но сначала немножко о том, кем являются родители для ребёнка с точки зрения психологии.


Роль родителя в жизни ребёнка

Попросту говоря, родитель для ребёнка – это Бог. Всё, что говорит родитель, ребёнок до определённого возраста воспринимает как истину. Слова родителей – приказ, обязательный к исполнению. Тут многие родители горько рассмеются и скажут: «Да-да, как же приказ, говоришь ему, говоришь, всё как об стенку горох». Но дело в том, что приказами судьбы становятся не любые слова, а эмоционально насыщенные, сказанные энергично и многократно. Приведу пример, который приводит в своей книге сам Эрик Берн: жила-была одна семья, и мама часто говорила своей дочке две фразы (в разных совершенно ситуациях, разумеется): «Смотри, не промочи ноги» и «Чтоб ты провалилась». И девочка выполнила оба приказа матери: когда она упала в реку вместе с провалившимся под ней мостом и утонула, она была в резиновых сапогах.

Эрик Бёрн называл такие слова-приказы предписаниями. Все мы, родители, щедро их раздаём, совсем не понимая, какие повороты судьбы мы рисуем на карте жизни своего ребёнка. Какие предписания мы задаём ребёнку, зависит от того, какая субличность нами управляет во время осуществления родительской роли. Так как субличности только три, то вариантов родительских сценариев не так уж много. Поговорим сначала о плохих.


«Плохие» родительские сценарии

Сразу хочу сказать, что из возможных четырёх типов родительской ненормальности окружающими безошибочно распознаётся как ненормальный только один. Остальные три типа ненормального родительства обществом всячески приветствуются.

Ещё сразу хочу сказать, что очень редко бывает так, что один родитель в семье адекватный, с «взрослым» на капитанском мостике, а другой – неадекватный, управляемый «родителем» или «ребёнком». Как правило, адекватные люди выбирают себе адекватных партнёров по браку и родительству, а неадекватные – таких же неадекватных, как они сами. Более того, существуют типичные пары родителей, о них мы тоже поговорим.

Начну с моего любимого типа: мать-героиня. Впрочем, этот тип встречается и в мужском варианте: отец-герой. Этот тип бывает двух видов: сверхзаботливая строгость или сверхзаботливая ласка.  Соседи в любом случае в восхищении, ребёнку в любом случае плохо. Но по-разному плохо. Давайте посмотрим, что у такого родителя в голове, начнём со строгого подтипа.

Итак, вот она – строгая и заботливая мать или строгий и заботливый отец. У руля в голове такой личности, конечно же, «родитель». Родитель этот очень ребёнка любит, вот только считает его неспособным справиться с жизнью самостоятельно. А ещё он считает, что этот мир – это очень страшное и ужасное место, где все только и ждут, как бы ребёнка съесть. И выжить в этом мире очень нелегко, для этого нужно все жилы порвать и из кожи вон вылезти. Как ребёнок должен завоевать своё место под солнцем родитель знает наверняка, у него всегда есть рецепт спасения. Ребёнок обязательно должен стать в чем-то самым лучшим. В чём именно – это родитель решает сам, мнение и желания ребёнка его совершенно не интересуют. Да и вообще реальный ребёнок такого родителя интересует мало. Его старательно укладывают в прокрустово ложе родительских требований. Для выполнения намеченных сверхзадач не жалеют ничего: ни денег, ни времени, ни себя, ни ребёнка. Типичные предписания, которые выдают такие родители своим детям: «Ты должен очень стараться, чтобы хоть чего-нибудь добиться», «Слушайся меня, ты ничего не понимаешь», «Игра – пустая трата времени», «Жизнь – страшная» и другие. Некоторые очень талантливые дети с очень устойчивой психикой у таких родителей превращаются в олимпийских чемпионов или виртуозных исполнителей музыки. Большая часть детей, с обычными способностями и средними адаптивными способностями, вырастают трусливыми невротиками-перфекционистами, напрочь лишенными спонтанности, самостоятельности и умения радоваться жизни. Чего у таких детей точно нет (ну если они ни гении, конечно, которых ничем не задавишь) – так это креативности. Ибо строгий «родитель» в голове их родителя никогда не подпускал к рулю «ребёнка» и нещадно наказывал реального ребёнка за любые проявления детскости. А детскость, как Вы помните – это не только безответственность и радость жизни, а ещё и способность творить, выдумывать.

Если оба родителя относятся к такому типу – бедному ребёнку тяжело вдвойне, ибо защиту от сверхтребовательного родителя искать негде. Но иногда родитель такого типа выбирает себе в супруги родителя с прямо противоположными проблемами – такого, у которого капитаном на корабле является «ребёнок». В этом случае реальному ребёнку чуть легче, ибо он может лавировать между родителями, сшибая их лбами и отвлекая их внимание от себя. Палитра возможностей у такого ребёнка богаче: он может вырасти или олимпийским чемпионом, или невротиком-перфекционистом, или хитрым, циничным и безответственным манипулятором – то есть вечным ребёнком, как второй родитель.

Второй и не менее токсичный подтип этой разновидности родителя – суперласковая и сверхзаботливая мать. Отцы такими бывают очень редко, один на миллион. Со стороны ребёнок такой мамы выглядит изумительно: он всегда очень чистый, опрятно одетый, воспитанный, накормленный самой полезной, с точки зрения мамы, пищей. И он всегда рядом с мамой, под её мягким ласковым крылом. Давайте заглянем в голову такой мамы. У руля, как вы правильно подумали, опять «родитель». Только этот «родитель» очень ласковый. И вся забота его ласковая. Он свято уверен, что главное в выращивании детей – это забота о том, чтобы ребёнок хорошо кушал, спал, и ничего ни делал сам, боже упаси! И ещё поменьше играл и вообще двигался – ведь это так опасно, и можно испачкать нарядное платье. И ладно бы так относились к ребёнку до года. Но нет, мама/папа такого типа относится так к ребёнку всегда. Естественно, такой «родитель» никогда не доверит руль ни «ребёнку», ни «взрослому» – ведь они могут разрешить ребёнку играть, расти, взрослеть и развиваться. Предписания у такого родителя примерно такие: «Без мамы ты пропадешь», «Мир такой страшный, только мама может тебя спасти», «Ты не можешь позаботиться о себе сам».

Как правило, супругом женщины такого типа становится мужчина, ведущей субличностью которого является «ребёнок», и он, естественно, страшно далёк от всех вопросов, связанных с воспитанием детей. Какие дети, оно ему надо, кого-то воспитывать, когда играть хочется?

Дети таких родителей отличаются крайним инфантилизмом. Шансы повзрослеть и стать личностями у них появляются только в случае страшных жизненных катаклизмов, например, все родные умерли, или началась война, или землетрясение уничтожило их дом. Если трагические события обходят их стороной, то, скорее всего, они так и продремлют всю жизнь в коробочке из ваты, уж больно сладко там спится. Из девочек, выросших в таких семьях, получаются отличные старые девы, а из мальчиков – замечательные мужья-подкаблучники и старые холостяки и вечные маменькины сыночки.

Следующий тип неадекватного родительства – это родитель, действиями которого руководит субличность «ребёнок». У него тоже есть две разновидности: «ребёнок» ласковый и «ребёнок» агрессивный. Что характерно для родителей, личностью которых управляет субличность «ребёнок»? Несформированность субличностей более высокого уровня – «родитель» и «взрослый». Такой родитель лишён чувства ответственности и интереса к роли родителя в принципе, ведь чтобы хотеть быть родителем, нужно быть взрослым, а такой родитель – вечный ребёнок. Собственный ребёнок для него – либо игрушка, либо помеха. Если помеха – то «ребёнок» становится агрессивным. Если игрушка – то «ребёнок» родителя играет собственным ребёнком. А игры могут быть разной степени тяжести.  

Поговорим сначала о «ребёнке» агрессивном. С этим типом родителей всё ясно, и он всегда определяется обществом как типаж очень плохих родителей. «Ребёнок» на капитанском мостике в голове у такого родителя всегда страшно сердится, когда вдруг обнаруживает, что под ногами у него путается какой-то реальный малыш, и то плачет, то чего-то просит, и вообще мешает играть. Поскольку у родителя такого типа субличности «взрослого» и «родителя» просто не сформированы, посоветоваться ему не с кем, и он зачастую принимает совершенно дикие решения – например, выкинуть надоевшего реального ребёнка с балкона или отвезти в коляске в лес да там и оставить. Ещё очень наглядный пример родителей такого типа – это семьи алкоголиков. Впрочем, встречаются и абсолютно благополучные на вид семьи с таким типом родительства. Дети в них накормлены, умыты и одеты, все формальные признаки заботы есть, вот только ребёнок в такой семье страшно одинок, воспитывать его, проявлять заботу о его чувствах в семье совершенно некому. И когда они вырастают, про них судачат соседки: надо же, ведь из нормальной семьи, мама такая приличная, и папа тоже, а сын – наркоман…  Предписания, которые получает ребёнок от родителя такого типа: «Сделай так, чтоб я тебя не видел», «Чтоб ты сдох», «Заткнись» и другие. Ясно, к чему они приводят.

 Каким может быть партнёр человека с таким типом личности? Обычно партнёр такой же. Поэтому детишкам таких родителей всегда приходится нелегко. Конечно, бывает, что партнёром такого горе-родителя является суперзаботливый родитель, но такое партнерство всегда носит временный характер, и при разделе имущества ребёнка забирает себе суперзаботливый родитель, который в данной ситуации может рассматриваться как безусловное благо.

Второй подтип родителя с доминирующей субличностью «ребёнка» выглядит на фоне вышеописанного типажа почти прилично. Это «ребёнок» ласковый, не отвергающий. Для такого родителя собственный ребёнок может стать любимой игрушкой. Именно такие мамы и папы берут своих двухмесячных детей в восхождения на горные вершины, это они снимают потрясающие видео, собирающие в социальных сетях тысячи лайков. На этих видео они смело жонглируют малышом, мчась на сноуборде по чёрной трассе. Или плавают вместе с ребёнком в открытом океане в компании тигровых акул.  У детей таких родителей всегда потрясающее детство. Большей части таких детишек даже удаётся выжить. Как правило, из таких детей вырастают или столь же безответственные взрослые-дети (это происходит в случае, если игры их родителей, в которых они принимали участие в роли игрушки, были не слишком страшными), или гиперответственные взрослые с ведущей субличностью «родитель» (это происходит в тех случаях, когда родителям удалось-таки как следует напугать своих детей, или если ребёнку пришлось брать на себя роль опекающего взрослого по отношению к собственным родителям). Предписания, которые выдают своим детям такие родители: «Презирай опасность», «Играй собственной жизнью», «Живём один раз и нужно попробовать всё».

«Какой ужас!» – наверное, подумал читатель. А бывают ли хорошие сценарии родительства? Бывают. И сейчас я про них расскажу.


Хорошие сценарии родительства

Тут сразу вас огорчу: «списать» ничего не удастся. Хорошие сценарии не бывают типовыми. В хорошем сценарии всё очень индивидуально. Потому что при любом хорошем сценарии у руля стоит субличность «взрослого» – и она реагирует на ситуацию всегда адекватно. Если нужно, может на свободу и зануду-«родителя» выпустить, и шалуна-«ребёнка». Родитель реагирует строго по ситуации.

Возможно, вам повезло, и ваши родители были именно такими. Тогда умение реагировать гибко, оценивать реальность адекватно вы наверняка впитали с молоком матери, и сейчас вам остаётся только порадоваться, что всё у вас так хорошо. Но если дела обстоят по-другому? Если вы узнали себя или своих родителей в описании «неадекватных» типов родительства, то тоже все поправимо. Только не так, как обычно все делают. Все выросшие дети, хлебнувшие в детстве обид от собственных родителей, осознавшие, откуда у этих проблем «ноги растут» и желающие стать своим детям хорошими родителями обычно совершают одну и ту же ошибку: начинают воспитывать своих детей по «антисценарию».


Сценарий и антисценарий

Антисценарий – это сценарий, вывернутый наизнанку. Вот, например, вы – жертва строгой и заботливой мамы, которая всячески мучила Вас музыкальной школой. Вы осознали, что мучить ребёнка, заставляя его заниматься музыкой, – плохо. И вообще, заставлять ребёнка учиться – плохо. Пусть хочет – учится, хочет – не учится. Вы добрый, либеральный и страшно довольный собой родитель. Вот только ребенку вашему это всё может быть не на пользу. Вполне может возникнуть такая ситуация, когда вам нужно бы объяснить ребёнку важность учебы, может быть, даже настоять, чтобы он продолжал чему-то учиться. Но вы ведь живёте по антисценарию, вы себе это запретили.  И там, где нужна родительская твёрдость, вы её не проявляете. И ребёнок ваш не получает урока преодоления и победы, который был бы вполне уместен. А вы этого упущения даже не заметили. Потому что тот, кто родительствует по антисценарию, точно так же не замечает реальных потребностей детей, как и тот, кто живет по сценарию.

«Так что же делать?» – воскликнули вы сейчас в отчаянии. Быть таким родителем, как мама с папой – плохо. Делать всё наоборот – тоже плохо. Что же делать?


Что делать тем, кто хочет стать родителем адекватным

Тут есть два варианта: с участием профессионала и самопомощь. Первый лучше, конечно. Но решать вам. Расскажу сначала про этот вариант. Итак, как ни странно, чтобы стать хорошим родителем для собственных детей, надо для начала про детей забыть и пойти к психологу. Чтобы проработать собственное детство. Исчезнет обида на родителей, злость – считайте, полдела вы сделали. Теперь прошлое не сможет вам мешать воспитывать собственных детей. Особенно если вы начнете воспитывать их осознанно. Тут мы плавно переходим ко второму варианту – варианту самопомощи. В случае, если вы проработали свои детские обиды на родителей с психологом, он тоже лишним не будет.

Итак, проанализируйте своё поведение: о чём вы обычно думаете в случае, если ребёнок вас чем-то расстроил? Что первое пришло в голову? Фраза «Как он мне надоел»? Мысль «Ребёнок не должен так себя вести»? Слова «Я виновата, что он плачет»? Осознайте, что каждая такая мысль – часть разрушительного сценария. Пообещайте себе отслеживать такие мысли, всегда замечать их и не давать им руководить вашим поведением.

Теперь следующий шаг. Задайте себе вопросы: что чувствовал в момент конфликта ваш ребёнок? Что чувствовали вы? Говорил ли кто-то из вас о своих чувствах? Если нет, то почему? (Вы удивитесь, когда обнаружите запрет прямо говорить о своих чувствах. А вы точно его обнаружите, если родительствуете по сценарию или антисценарию.) Так вот, выкиньте этот запрет. Запомните и пообещайте себе, что отныне и всегда будете говорить с ребёнком о своих и его чувствах. Это здорово эти самые чувства успокаивает.

Давайте разберём пример. Ваш трёхлетний ребёнок потерял в песочнице в парке лопатку. Вы уже едете из парка домой, когда он заметил пропажу и орёт, как резаный, на весь троллейбус.

Если вы сверхзаботливая и строгая мама, вам ужасно стыдно перед окружающими за невоспитанность своего ребёнка, и в голове вертится мысль, что ребёнок должен замолчать.

Если вы сверхзаботливая и ласковая мама, вы чувствуете себя ужасно виноватой перед ребёнком, что забыли про эту чертову лопатку и оставили её в песочнице. Вы думаете о том, что должны пообещать ребёнку новую лопатку лучше прежней.

Если вы родитель с ведущей субличностью «ребёнок», вряд ли вы ездите с ребёнком в парк в песочницу, ведь это слишком скучно, разве что за компанию с друзьями, и, скорее всего, сейчас вы думаете о том, как хорошо тем, у кого нет детей.

Как же вам говорить в этой ситуации из роли «взрослый»? Говорить можно, например, так: «Я знаю, что для тебя твоя лопатка была важной вещью, ты её любил и очень расстроен, что она потерялась. Тебе сейчас обидно, грустно и больно. Я понимаю тебя». И обнимите ребёнка, тоже очень помогает. Такой разговор о чувствах является адекватной реакцией на переживания ребёнка. Он наполнен сопереживанием, лишён морализаторства и обесценивания и поэтому успокаивает ребёнка и сближает вас с ним. Как только вы научитесь реагировать непосредственно на то, что есть в вашей жизни без прокладки из мыслей о том, чего вам хотелось бы (чтобы ребёнок был другим, чтобы мир был другим, чтобы ребёнка не было) и без чувств, которые вызваны вашими мыслями о ситуации, а не самой ситуацией – вы научитесь быть адекватным родителем с ведущей субличностью «взрослый».

Всё это просто в теории, на практике всё немножко сложнее, потому что побеждать придётся не только демонов собственного подсознания, но и годами отточенную привычку думать и чувствовать определённым образом в определённых обстоятельствах. Как только вы этому научитесь – всё, вы идеальный родитель, гуру педагогики. Удачи!