Многие женщины боятся одиночества и считают: пусть лучше у ребёнка будет плохой отец, чем никакого. Особенно, это касается мам мальчиков. Безусловно, отец является примером. Он учит сына расти мужественным, сильным и справедливым. Но не все отцы одинаково «полезны». Жизнь не идеальна. Бывают такие ситуации, когда женщина одна занимается воспитанием. Это очень непросто. Как же сделать всё правильно? Есть множество книг по теме «Вырастить из сына мужчину». В них легко найти «золотые правила» воспитания: создайте положительный пример отца, не сюсюкайте с мальчиками, будьте строже, отдайте в спорт и прочее. Но это теория. В реальном мире происходит не так, как пишут в книжках.

Мы собрали несколько историй о мамах, которые по разным причинам занимаются воспитанием своих сыновей больше, чем их отцы. И попросили гештальт-терапевта Ольгу Косинову дать советы нашим героиням.

Елена Шконда, 35 лет:

«Когда моему ребёнку было пять лет, я развелась с мужем. Он не был «козлом» или алкоголиком. Нет, обычный среднестатистический мужик. Просто мне надоело так жить. Все говорили, что я ненормальная, что пожалею о разводе. Ни разу ещё не пожалела.

Несмотря на свой возраст, мой сын совершенно по-взрослому воспринял информацию о нашем расставании: «Раз вы так решили, значит, так надо».

Я только и слышала, как вокруг все говорят, что невозможно мамам-одиночкам воспитывать мальчиков — вырастут хлюпики и нытики. Но я решила: мой сын таким не будет. Даня никогда не был обделён мужским вниманием. В семье два дедушки, да и с отцом общаться не запрещала, гадостей о нём не говорила. После развода у меня появился мужчина (так называемый «гостевой брак»). Словом, мужчин в окружении сына хватало, и он не чувствовал себя несчастным «в бабском коллективе».

Помню момент, когда я сильно заболела и не могла встать с постели. Мой пятилетний ребёнок принёс мне свой первый чай и первый бутерброд со словами: «Мама, тебе нужно поесть, чтоб ты скорее выздоровела!». Тогда я чуть не расплакалась от умиления и поняла, что мой ребёнок уже взрослый.

Самый тяжелый возраст был 11-12 лет. Даня стал неуправляемым, огрызался, перестал воспринимать меня как мать и хозяйку в доме. Скатился на двойки в школе. В это время я рассталась с мужчиной, потеряла работу, у меня накопилась куча долгов, да и бабушка подливала не только масло, но и керосин во всю эту ситуацию. А у папы своя жизнь. Папа у нас всегда был на пьедестале, папу жалко, он много работает. А мама? Она не устает?

У меня сдавали нервы, хотелось сбежать из этого города. В итоге я приняла трудное для себя решение — отдать ребёнка отцу. Почти полгода Даня прожил у папы. За это время я нашла работу, начала потихоньку выползать из долгов. Когда забрала сына обратно к себе, от неуправляемого мальчика не осталось и следа. Он стал совсем взрослым! Видел, как много я работаю. Стал понимать, что мне бывает трудно. Я перестала после работы тащить на себе баулы с продуктами. Даня начал интересоваться готовкой еды, устроился сам подрабатывать в школе (раз в год предоставляют такую возможность желающим), а деньги приносил мне. Он стал меньше получать двоек и задумался о будущем.

После развода, окружающие советовали: «Теперь нужно всю себя отдать ребёнку за двоих». Но я не поставила на себе крест. Записалась на танцы и уже доросла до тренера, езжу выступать по городам. Сын всегда меня поддерживает.

Дане скоро шестнадцать. Мы многое пережили вместе, и, наверное, трудности ещё будут. Я пока не знаю, кем вырастет мой сын, будет ли он счастлив, как сложится его жизнь в будущем, но, надеюсь, что воспитала его с задатками настоящего мужчины. Я вижу, что мой ребёнок готов к самостоятельной жизни, ведь старалась растить его не как маменькиного сыночка, а как хозяина в доме».

Комментирует Ольга Косинова, гештальт-терапевт:

«Елена, спасибо, что открылись и поделились вашей историей, ведь для кого-то это может стать колоссальной поддержкой. На мой взгляд, Вы не побоялись принимать решения и брать ответственность за свою жизнь. Вы мне представляетесь смелой женщиной, которая знает, чего хочет и не боится слушать своё сердце. Чувствуется, что Вы гармонично прошли все кризисы в отношениях с сыном.

Вы пишите, что не препятствовали общению сына с отцом, сами не отзывались негативно о папе вашего ребёнка, было много положительных мужских примеров в окружении Данила. Все эти факторы могут сыграть только на пользу!

Так же считаю важным отметить, что Вы сами продолжали развиваться, имели свои интересы, хобби. Потому что счастливая мама — это самое лучшее, что может случиться с ребёнком. Желаю удачи и успехов!»

Ольга Чижова, 29 лет:

«Я расскажу о своей подруге. У неё непростая судьба. Наташа рано потеряла маму. Так сложилось, что родной отец отдал её на воспитание своей сестре, переехал в соседний населённый пункт и завёл другую семью. Так что воспитывала её с ранних лет тётя со своим мужем. Они и стали для Наташи родителями. Вырастили, выучили – сделали всё, что смогли, как настоящие мама и папа.

Полтора года назад подруга потеряла мужа. Их малышу тогда было всего пара месяцев от роду. Наташа решила, что со всеми трудностями нужно учиться справляться самой. К родителям не захотела переезжать, живёт отдельно. Конечно, периодически мама приезжает к ней, помогает по хозяйству. Родной отец хоть внука особой теплотой не окружает, но материально по возможности поддерживает. Сыну она, конечно, говорит о папе, но ребёнок ещё совсем крошка, поэтому для него Наташа всё — и мама, и папа в одном лице. Родители покойного мужа тоже помогают, сын у них был один, а теперь единственная радость — внук. Дедушки окружают «отцовской» заботой Егорку и балуют его.

Наташа до потери мужа работала бухгалтером в сетевом кафе, потом пошла в декрет. Когда мужа не стало, уволилась с работы, так как решила оформить пособие по потере кормильца (оно было больше, чем декретные). Меня, если честно, всегда поражала её стойкость, сила духа, желание самой преодолевать трудности, эмоционально переживать внутри себя такую утрату и найти в себе силы жить дальше ради малыша, ради себя. Наверное, это всё из детства идёт. Характер закалённый.

Прошло слишком мало времени, и вопрос о том, сможет ли место Димы занять какой-то другой мужчина, не стоит. Она сама говорит, что пока никого не представляет рядом с собой. Долгое время не могла убрать фото с мужем, всё в доме бесконечно напоминало о нём.

Пока Наташа для себя и для ребёнка является крепким плечом. Живёт только малышом, вся в нём растворяется, но тем не менее не балует, даёт свободу, воспитывает самостоятельность. Допустим, Егорка может сам копошиться в игрушках в другой комнате, а она совершенно спокойно готовить обед на кухне. И время распределено правильно: с максимальной пользой для неё и Егорки. Мне кажется, не каждая мама так сможет».

Комментирует Ольга Косинова, гештальт-терапевт:

«Кому-то в жизни выпадают тяжёлые испытания и утраты, и напрашивается вопрос: «Почему так происходит?». Это вопрос к Богу, есть то, что человеку не дано понять, можно только принять и пройти через это. И Наталья как раз мужественно и достойно проходит сквозь испытания.

Потеря любимого человека — это серьёзная утрата, которая с точки зрения психологии, проживается от полугода до полутора лет. Это норма и важно оказывать поддержку в такой ситуации, что, судя по истории, близкие люди и делают.

В такой ситуации Наташе хочется пожелать сил не только на маленького сынишку, но и на себя. На мой взгляд, очень важно искать какое-то дело лично для себя, хобби, интерес, искать хоть капельку времени только для своих дел, которые будут доставлять радость. Желаю ей благополучия и радости!»

Ксения Старикова, 27 лет:

«Сыну сейчас четыре. В принципе, у нас всё хорошо. За исключением одного – большую часть времени муж проводит на работе. Издержки профессии. Бывает, сутками не пересекаемся. Кроме того, он часто мотается по командировкам. Основную часть времени сын Дима проводит со мной, и я порой беспокоюсь, что в нём больше нежности, чем мужественности. Он такой весь «белый и пушистый». Всегда делает комплименты, если ему нравятся какие-то мои вещи, особенно платья. Часто сын говорит, что влюблён в меня. Записала его на танцы (муж считает это девчачьим делом) по совету воспитателей. Сказали, что у него есть данные.

В то же время стараюсь сохранять в семье позицию, так сказать, «доброго полицейского». Если папа наказывает, то мама жалеет. Если сын начинает повышать голос, привожу в пример мужа: «Папа никогда не кричит на маму. Девочек нельзя обижать. Я же девочка». И Дима соглашается. Когда папы нет рядом, привлекаю дедушек. Хоть они и далеко, но по телефону тоже получаются отличные вразумительные беседы. Сын в такие моменты затыкает уши, но информацию схватывает.

Часто происходит так, что в отсутствие папы сын проверяет мои нервы на прочность. Например, последний раз муж находился в командировке более трёх месяцев. Это стало для меня испытанием. Ребёнок моментально изменился, стал неуправляемым. Я не могла его заставить что-либо сделать. Он баловался и нервничал по любому поводу. Меня не слышал, на разговор не шёл, в углу не стоял, криков не боялся, а ремень для него вообще был трассой для машинок! На все мои упреки отвечал угрозами вроде: «У тебя платья некрасивые. Я их порежу. И телефон разобью». Это чтобы я папе не жаловалась. Положение спасли опять же дедушки. Они приехали к внуку на 23 февраля. Всё-таки чисто мужская компания пошла ему на пользу, заводить истерики было уже как-то «не по-мужски». С другой стороны, эта командировка мужа сблизила нас с сыном. Дима повзрослел. Мы вместе чистили снег. Сын всегда давал дельные советы: как правильно выезжать со двора, как парковаться. Словом, поддерживал меня.

Конечно, с возвращением папы ребёнок успокаивается, меняется его поведение. Они вместе катаются на велосипедах, в гараже копаются, смотрят телевизор. Папа для него – авторитет, а я отхожу на второй план».

Комментирует Ольга Косинова, гештальт-терапевт:

«Хоть Ваш муж и часто в командировках, всё же он, безусловно, является примером и авторитетом для Димы, и даже по рассказу видно, что сынишка примеривает роль «главного мужчины» в семье и идентифицируется себя со своим папой, что является нормой.

А насчёт Вашего беспокойства, что Дима проявляет нежность, тоже не вижу ничего отрицательного, ведь Вы его мама, и ребёнок выбирает, как взаимодействовать с вами, ведь «Вы же девочка».

Если немного окунуться в теорию, то часто поведение детей обусловлено особенностями отношений между родителями. Единство их позиции, глубина отношений, деление ответственности между супругами, партнерство — всё  это и много другое напрямую влияет на поведение ребёнка с каждым из родителей. Таким образом формируется некая модель мира ребёнка, с которой в дальнейшем он будет всё соизмерять. Вам желаю, спокойствия и успехов»

Лев Николаевич Толстой заметил: «Воспитание сводится к тому, чтобы самому жить хорошо, то есть самому двигаться, воспитываться, только этим люди влияют на других, воспитывают их. И тем более на детей, с которыми связаны». Иными словами, начинать нужно с себя. Если мы хотим, чтобы наши дети росли счастливыми и успешными, мы должны научиться жить в гармонии с собой и своей второй половиной. Убрать всю агрессию в отношениях, обиду, переживания до конца. Тогда ребёнок вырастет жизнерадостным, с полным осознанием того, что у него любящие родители (даже если это только мама). Ведь дети всё понимают. Порой, они гораздо умнее нас, взрослых.

Есть вопросы? Задавайте в комментариях!