Трудное рождение идеального ребёнка

«Из лифта я вышла уже на четвереньках, потому что не могла встать. «Что вы Маугли изображаете, мамочка?» – пыталась пошутить медсестра. Ответить я не успела, потому что упала в обморок».

Вторые роды – осознанное событие: ты знаешь, чего ждать, учитываешь прошлые ошибки и понимаешь, что от твоего поведения зависит состояние ребёнка. Соответственно, ты не жалеешь себя. Вторые роды – это алтарь жертвенности, на который временно, на сутки-двое, положит себя будущая мама. Если она всё правильно сделает, потом её мучения окупятся сторицей.

Быстрая регистрация
Получите 5% скидку на первый заказ!
Так я рассуждала, когда начала подготовку ко второй беременности. За полгода до зачатия мы с мужем отказались от алкоголя, даже бокал вина был под запретом. Оба пропили курс фолиевой кислоты. Запланировали «производство» дочки на осень, когда организм женщины напитан натуральными витаминами из фруктов и овощей. Также я взяла в этот период небольшой отпуск. А ещё за два месяца до наступления беременности я хитрым способом поменяла свою дислокацию на работе и переехала из душного кабинета рядом с начальством в комнату с окнами, подальше от руководителя.
Я решила, что всех денег не заработать, и в 24 недели взяла неиспользованные 52 дня отпуска. Мы поехали с мужем и старшим сыном отдохнуть в санаторий в сосновом бору.

В 26 недель моей беременности случилось неожиданное. Мой папа в другом городе на Дальнем Востоке из-за действий злых людей получил черепно-мозговую травму и впал в кому. По словам врачей, стоило готовиться к худшему. Однако я не хотела сдаваться. С хирургом и мужем я отправилась забирать отца. Везли его в купе три дня. В нашем городе опытнейшие врачи спасли папу. Однако он потерял память и помнил события только до своего студенчества.

Стресс сказался на моей беременности. УЗИ показало, что у ребёнка тройное обвитие пуповины вокруг шеи, плохая эхокардиография, да и вдобавок поставили низкое предлежание плаценты. Начались бесконечные «сохранения» и капельницы. Дома я не убиралась и на улице толком не гуляла. Дело в том, что если я находилась в вертикальном положении, то пуповина затягивалась на шее дочки ещё сильнее.
В 37 недель меня госпитализировали. На тот момент моя прибавка оказалась всего 4 кг. При росте 168 см я весила 56,7 кг, хотя я ела буквально всё подряд. Говорили, что моя девочка родится маленькой, но я не верила этому. Ребёнок просто забрал мой вес ото всех частей тела. Лицо осунулось, исчезли щёки, а руки и ноги стали тоненькими, как у цыплёночка. Когда коллеги видели меня, удивлённо ахали.

Два дня в стационаре пролетели быстро. Анализы, УЗИ, ЭКГ плода, общение с другими беременными – всё это не давало расслабиться.

На третий день меня вызвали в кабинет врача и сказали выпить таблетку. Сделать это надо было при гинекологе. Вначале я отказалась и вернулась в палату. Позвонила сестре-медику, спросила, что это. Она ответила, что этот очень сильный препарат вызывает преждевременные роды. Такие таблетки покупаются в аптеках строго по рецепту, их используют для абортов на ранних сроках. В моём случае её решили использовать для стимуляции родов. Я вернулась к гинекологу поговорить. Мне коротко объяснили, что дают мне возможность родить самой, а не с помощью кесарева сечения. Я выпила таблетку и со страхом отправилась спать.
Ночь прошла спокойно. А утром живот начал нестерпимо болеть. Ни есть, ни пить я не могла. Кричала, стонала как резаная, а будущие мамочки с испугом наблюдали за мной.

Меня отвели на осмотр, но раскрытие было всего 2 пальца. Медсёстры начали смеяться и спрашивать, зачем я, повторнородящая, позорю себя, ведь это только начало. Никто не собирался отводить меня в предродовую.

Я плакала и периодически кричала. Думала, почему не было так больно в первый раз. Тут я вспомнила двоюродную сестру – маму трёх детей, у которой был спровоцированный врачами выкидыш в 6 месяцев. По её словам, в момент, когда душа и тело ребёнка принудительно покидают этот мир, женщине гораздо больнее по сравнению с тем, если бы она рожала без стимуляции. Мне было очень страшно.
В 4 часа дня, устав от моих криков, медсёстры повели меня на осмотр. Раскрытие было всего 3 пальца. Но к тому моменту у меня от напряжения полопались капилляры на глазах. Перерывов между болью практически не было. Решили отправить меня в предродовую, чтобы я не пугала других беременных.

Кое-как натянув одноразовый халат, я с помощью дежурной медсестры спустилась к лифту. Из него я вышла уже на четвереньках, потому что не могла встать. Ползла, как собака, по кафелю. «Что вы Маугли изображаете, мамочка?» – пыталась пошутить медсестра. Ответить я не успела, потому что упала в обморок. И тут персонал забегал.

Меня привели в сознание. Врачи посмотрели мою медицинскую карту с историей беременности. Оказалось, что после трёхкратного прижигания эрозии шейки матки её кожа словно одеревенела. Из-за этого она не открывалась. Прицепили к моему животу прибор, фиксирующий силу схваток. Выяснилось, что они у меня были на 98 процентов, однако раскрытие совсем маленькое. «Надо было делать плановое кесарево, но сейчас уже поздно. Главное, чтобы матка не разорвалась полностью», – вынес вердикт врач.
Медперсонал забегал ещё быстрее. Мне вкололи специальный «размягчитель» для кожи, ввели эпидуральную анестезию. Она действовала полчаса, но я успела отдохнуть. Во время схваток, о которых я понимала по показаниям КТГ-устройства, я глубоко дышала, думая о дочке. Потом пришла боль, но не та, которая раньше раздирала на части, без выхода, а обычная, сильная, природная. Она чередовалась минутами, а затем секундами отдыха. «Размягчитель» подействовал, через 30-40 минут у меня было полное раскрытие. Ждать, пока отойдут воды, не было времени, поэтому плодный пузырь мне проткнули врачи.

В родильном зале, зная несобранность наших гинекологов, я начала кричать, чтобы приготовили ножницы. Я боялась, так как у моей дочки было тройное обвитие пуповины вокруг шеи. Родила я в 23.50 после второй потуги девочку весом 3 190 гр. Пуповину резали, когда ребёнок ещё полностью не вышел. По шкале Апгар дочка получила 9/10 баллов – это фантастический показатель для детей, рождённых с тройным обвитием пуповины. Я плакала, что всё оказалось хорошо. Но у меня появилась сильная дрожь. В родах и после у меня поднялась высокая температура, а у доченьки она была нормальная, кстати.
Нас положили в обсервацию, и температура у меня упала. А доченька Александра оказалась очень хорошим малышом, без разных, характерных для младенцев с осложнёнными родами патологий.

Актуальная и полезная информация для современных родителей - в нашей рассылке.
С нами уже более 50 000 подписчиков!

Читайте другие статьи о родах в нашем блоге:

Подписывайтесь на наши соцсети, чтобы не пропускать новые статьи

  1. Telegram
  2. YouTube
  3. Instagram
  4. VK
  5. Дзен

Посоветуй статью подругам

Комментарии
Ещё не добавлено ни одного комментария
Ваш комментарий

В этой рубрике также читают

здоровье
23 мая 2024
Чек-лист от нутрициолога: 6 пунктов восстановления после родов
беременность
18 мая 2024
Настоящее чудо, или Беременность при бесплодии
ЭКО
14 мая 2024
Моя история ЭКО. Часть 2
беременность
13 мая 2024
Подарок, который запомнится родителям на всю жизнь
беременность
12 мая 2024
Тест на беременность вместо носков
беременность
8 мая 2024
Как жить после неудачной подсадки эмбриона при ЭКО
роды
26 апреля 2024
Как я рассказала о беременности
бесплодие
25 апреля 2024
Бесплодие – это не приговор, проверено мною
беременность
23 апреля 2024
Миф или реальность: нельзя вязать и шить в период беременности
беременность
18 апреля 2024
Роды – платить или нет?
Загрузить еще

Полезные статьи для родителей, реальные истории, лайфхаки - всё о материнстве в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь прямо сейчас!

Самая полезная
информация о заботе и воспитании ребенка в нашей подписке

30 000 мам уже подписались